«Когда попал в тюрьму, говорил, что приехал на сборы». Забить «Спартаку» и сесть на 13 лет. Югрин камаз


«Когда попал в тюрьму, говорил, что приехал на сборы». Забить «Спартаку» и сесть на 13 лет - Блог редакции «БИЗНЕС Online» - Блоги

Судьба нашего героя – мечта для сценариста из Голливуда. Начал заниматься футболом в Набережных Челнах в годы, когда этот вид спорта был там в зачаточном состоянии, вырос с командой до уровня игрока высшей лиги, ушел на два года из спорта, потратив их на изготовление редукторов, вернувшись в футбол, забил решающий гол в ворота непобедимого в те годы «Спартака»... Лишь год назад Эдуард Югрин, которому сейчас 48, вышел на свободу после 13 лет в тюрьме. В интервью «БИЗНЕС Online» бывший футболист рассказывает о жизни до и после.

«МЕНЯ НА ЗОНЕ НЕ ЗАБЫВАЛИ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ПАРТНеРЫ ПО «КАМАЗУ»

– Эдуард, заметно, что вы держите себя в форме...

– Я бегаю, и стараюсь каждый день пройти не меньше 15 километров. Использую скандинавскую ходьбу, когда задействованы все мышцы. Из дома иду на работу, потом возвращаюсь на обед, покушать, приглядеть за мамой, она у меня сейчас тяжело больна, снова на работу. Надо скидывать лишний вес, я тут уже четыре кило скинул, а было 18.

В составе ветеранской команды Югрин стоит второй справа  

– Вы последние 13 лет сидели. У меня есть знакомый, он рецидивист, так он говорил, что в тюрьме, наоборот, приводил себя в форму, бегал, качался. Соблазнов меньше, чем на воле. А вы свои 18 кило за решеткой набрали?

– Так я здесь и набрал лишний вес, когда вернулся и какое-то время искал работу. В тюрьме я как раз поддерживал спортивную форму. Не через футбол, правда. В него мы играли всего два раза, поскольку там был асфальт, а это не самое хорошее покрытие для футбола. У нас парень ногу сломал, и начальник зоны сказал прекращать это дело. Правда, я для себя брал мяч, попинывал его в стенку. Особенно когда нервы надо было успокоить. А скидывать лишние кило надо, это и для здоровья важно, и партнеров по команде подводить неохота. Хочется доказывать, что старый конь борозды не портит. Я же по позиции сейчас в полузащите играю, хотя в профи играл защитника, а в детстве до 10 класса вообще на воротах стоял.

– В детском футболе на ворота ставят либо тех, кто играть не умеет, либо самых толстых.

– Толстым я тогда точно не был. Это со временем набрал. Хотя, среди всех нас только Руслан Нигматуллин держит себя в такой прекрасной форме, что хоть сейчас можно возвращаться в профессиональный футбол. Такое впечатление, что после завершения карьеры он даже еще постройнел. Что касается меня, то мне в детстве просто нравилась вратарская позиция. У меня папа был голкипером, так что я был продолжателем династии.

– Другой мой знакомый по мини-футболу отсидел восемь с половиной лет. Пытался вернуться в любительский футбол после отсидки, но в итоге не получилось. Хотя и хотел вернуться, и позиция у него была вратарская, и веса лишнего не было, но что-то не срослось. А почему вы так стремитесь вернуться к нормальной жизни, прежде всего, через футбол?

– Ну, не только футбол, мне друзья подарили абонемент в фитнес-центр, я там бегаю, качаюсь, плаваю. А насчет возвращения… Люди разные, не у всех получается. Просто должно быть желание вернуться. У нас же сейчас полно всяких разновидностей футбола, и 11 на 11, и 8 на 8, и тот же мини-футбол. Приходи, играй, никто тебя не выгонит, думаю, если ты в порядке. В моем плане, я замечу, мне было легче. Меня не забывали на зоне, всегда помогали. В этом плане я могу перечислять практически весь наш «КАМАЗ» 90-х годов: Роберт Евдокимов, Платон Захарчук, Женя Варламов, Вова Клонцак, Арнольд Слабодич, тот же Руслан, практически всех могу перечислить, с кем играл в «КАМАЗе». Меня не забывало руководство команды «КАМАЗ», сама команда помогала, хотя моих партнеров в ней, к тому времени, уже не осталось. Мои одноклассники помогали, меня никто не бросал. Друзья не из футбола не забывали, приезжали ко мне, и маму мою, которая осталась одна, тоже поддерживали. Во всяком случае, спортивный костюм для занятий на зоне у меня всегда был (улыбается). Благодаря моим друзьям, ко мне там нормально относились. Хотя… Лучше на воле в плохих условиях, чем там, даже в нормальных (смеется).

– Что вы имеете в виду под «плохими условиями на воле»?

– И личные проблемы, и проблемы нашей команды.

– Я извиняюсь, и в 2001 году, когда вас посадили, и сейчас, футбольный «КАМАЗ» находится примерно в одинаковых условиях: все плохо…

– Согласен, хотя сейчас, наверное, получше: есть определенный позитив, потому что команду поддерживают. Да, от нее отказался главный спонсор – автогигант, который, судя по тому, что не всегда финансирует и «КАМАЗ-Мастер», будет экономить в плане непрофильных затрат. Но, главное, чтобы от содержания детской футбольной школы не отказались. А у главной команды есть люди, которые за нее переживают, поддерживают, и Леонид Штейнберг, и Олег Коробченко, Иван Клипов, Евгений Вайнер. Клубу помогают много компаний городских, появился большой спонсор в лице «Ак Барс» Банка. Мэр Наиль Магдеев у нас также болеет за команду, он сейчас президент футбольного клуба.

Вспоминая тот же 2001 год. Там же тоже было, казалось бы, дно, а потом завод помог клубу, в команду пришел главный тренер Юрий Газзаев, и «КАМАЗ» со временем вернулся в число сильнейших команд первой лиги, мог даже и в высшую лигу переходить. Тогда команде повезло, что в ее руководстве был такой человек, как Николай Салов – начальник команды, который переживал за дела клуба больше, чем за свои личные. Бывало, квартиру закладывал в залог, чтобы найти денег для команды. Увы, он буквально сгорел от переживаний, рано уйдя из жизни, царство ему небесное.

В этом плане я не позавидую нашему генеральному директору Наилю Ахмедшину. Раньше у нас Валерий Четверик был, человек, который все старался сделать для команды. Ходил, просил, в приемных высиживал. Тут же надо понимать, что тебя сегодня могут не принять, завтра – послать, а послезавтра пойдут навстречу, надо только дождаться этого момента. Вот сейчас эта ноша лежит на Наиле Богдановиче. Но, пока у команды все нормально. Нам сейчас важно будет пережить следующий, 2017 год. По всем прогнозам он будет очень тяжелым, и не только в футболе. Как доказательство, кто бы мог ожидать, что произойдет то, что случилось с «Татфондбанком»?

– Попав в заключение, имели возможность следить за футболом?

– Постоянно. Там за ним многие следят. Есть свои тотализаторы, люди играют, правда, не на деньги, а на сигареты. У нас сидел парень из Сергиева Посада, который еще больше меня следил за футболом, отслеживал все чемпионаты ведущих стран Европы: Англии, Германии, Италии, Франции. Проблем-то нет, тарелку поставили, сидишь, смотришь.

   

«КОГДА Я ПРИЕХАЛ В ТЮРЬМУ, МОЛВА УЖЕ ДОНЕСЛАСЬ, ЧТО Я ФУТБОЛИСТ»

– Когда вы только сели, был чемпионат мира 2002 года. В сборной страны играли Руслан Нигматуллин, в отборочном турнире выступал Евгений Варламов, ваши бывшие партнеры по «КАМАЗу». Не посмеялись сокамерники, когда вы сказали, что играли с этими людьми в одной команде?

– Молва быстрее меня в зону залетела. Когда я приехал в тюрьму в Мензелинске, люди уже знали, что я бывший футболист. Правда, удивились некоторые, кто меня помнил, что я тут делаю, каким образом попал? Я отвечаю: «На сборы приехал». Вот над этим посмеялись.

– Отстояв до десятого класса в воротах, как вы оказалиь в профессиональном футболе?

– Достаточно случайно. Я тогда работал на прессово-рамном заводе, где мне доверили станок с числовым программным управлением. А я еще в детстве, когда прочитал про такой станок, подумал – вот бы здорово было на нем поработать. Запустил программу, и гуляй, а станок за тебя сам работает. Потом пришло время военного призыва, и я собирался служить в ВДВ. Готовился к этому, набирал физическую форму, отпрыгал с парашютом. Но тут Четверик пригласил меня в «КАМАЗ», с чего и начался у меня профессиональный футбол и продолжался до 1993 года.

Ветераны ФК «КАМАЗ»: Ахрик Цвейба, Руслан Нигматуллин, Платон Захарчук, Александр Горбачев, Евгений Дурнев и другие  

– А там что случилось?

– Разругался с Четвериком вдрызг. Я тогда уже был в числе основных игроков команды, а получал всего 250 долларов. А я рано женился, сынишка к тому времени подрастал. Мне не то, чтобы завидно было до чужих денег, просто на семью требовались средства, да и по уму я же был таким же футболистом основы, как и другие. Вот я и устроил демарш, перед отправлением на Универсиаду в Америку. Не выходил два часа из клубного автобуса. Меня уговаривали, но я не согласился. Нам же, помимо денег, что-то из техники выдавали, телевизоры те же. Мне не давали. Я говорю: «Валерий Васильевич, у меня телевизора нет». Он мне отвечает: «Да зачем тебе телевизор? У меня дома их солько, а они мне не нужны!». Я говорю: «Так вы дайте мне один». Не дал. Короче, накопилось тогда на душе, так я и ушел из команды на два года. Все это время работал на предприятии, изготавливал редукторы, дела шли хорошо. Но от команды я далеко не уходил, помогал начальнику команды Николаю Салову, так сказать, на общественных началах. Помню, мы автомобиль перегоняли Ахрику Цвейбе в Сочи. И там я с утра решил пойти на тренировку, Четверика не было на ней, а потом он меня увидел, говорит: «Давай, возвращайся в команду». А я же за собой следил, за два года вне футбола набрал только три кило, постоянно бегал в те годы. Ну, и вернулся.

– «КАМАЗ» начала девяностых вспоминают только с той точки зрения, что там играли ветераны советского футбола. Но я обратил внимание, что в Челнах начинали свой путь, а потом раскрылись в других командах, такие молодые футболисты, как Алексей Бабенко, Андрей Гашкин. Кто был селекционером в том «КАМАЗе»?

– Что касается Бабенко, то он был родственником Четверика. А селекционную работу в клубе вел иорданец по национальности доктор Адель. Плюс ему в селекционной работе помогал Витя Панченко, который уже подходил к завершению карьеры, и уже начал присматриваться к селекционной работе, в которой сейчас преуспел. И, мне кажется, особых ошибок у них в работе не было. Разве что тогда, когда командой начал руководить Беньяминас Зелкьявичюс, приглашавший своих соотечественников. Вот с ними отношения не складывались. Никто не заиграл.

«ОЧНУЛСЯ, СЛЫШУ СЛОВА ЧЕТВЕРИКА: «ЭДИК, НАДО ИГРАТЬ»

– Не сыграв на Универсиаде, вы все-таки сыграли на международном уровне, выступая на Кубке Интертото. Светлые воспоминания?

– Да, и для меня, и, я считаю, для команды. Мы сыграли неплохо, дошли до полуфинала, все игры были запоминающимися. Что в Мюнхене, когда мы обыграли местный «Мюнхен 1860», а мне разбили нос. Мне там «прислал» Даниэл Боримиров – болгарин, который в составе сборной занял четвертое место на чемпионате мира 1994 года. Задрал ногу выше головы, жахнул мне, и я отключился. Очнулся, слышу голос Четверика: «Эдик, надо играть». Надо так надо, я встал, поставил сломанный нос на место, и отыграл до конца. Мы там победили, а местная газета написала, что такие русские напомнили им о 1945 годе. Или во Франции, когда мы играли в полуфинале. Нам же надо было удержать преимущество, которое мы заработали в домашней встрече. И, я уверен, мы бы смогли это сделать, если бы нам пошли навстречу в руководстве российского футбола. Перенесли игру чемпионата страны во Владикавказе. А так мы отыграли в Осетии, потом поехали во Францию. Малым количеством игроков, уставшие, и не дотерпели до конца матча. Французы забили гол, сравняли счет по итогам двух матчей, а потом обыграли нас в дополнительное время.

Вместе с Евгением Варламовым (слева) Югрин раздает автографы болельщикам ФК «КАМАЗ» после товарищеского матча, посвященного 35-летию клуба. Автор: Ирина Ерохина.

– «КАМАЗ» не обвиняли в таком явлении, как договорные игры. Тем не менее, в его истории были матчи, которые вызывали подозрения. К примеру, игра с «Жемчужиной» из Сочи. Тогда «Жемчужина» выиграла – 5:4, зато Панченко забил три гола, что помогло ему стать лучшим бомбардиром чемпионата. Были у «вашего» «КАМАЗа» договорняки?

– Ну, вот сами подумайте, а кто мог бы к нам подойти с таким предложением? «Спартак», «Динамо», ЦСКА, «Торпедо»? Они были легендарными клубами в истории советского футбола, а тут какой-то «КАМАЗ».

– Я думаю, здесь уместно слово «западло». Именно такое чувство было бы у перечисленных клубов, если бы захотели с вами «договариваться».

– Совершенно верно. Что касается именно того матча в Сочи, то я на тот момент не играл в «КАМАЗе». Именно в то время, я, как уже говорил ранее, помогал клубному менеджменту, в частности, с перегонкой автомобиля для Цвейбы. Поэтому даже на тот матч не успел. Что касается наших игр, то я могу заверить, что мы ни одной игры не сдавали.

– А самим покупать – денег не было?

– И это правда. Те же москвичи к нам относились свысока, хотя состав у нас был в те годы очень серьезный, из людей, поигравших на очень приличном уровне. Пусть эти люди уже были в возрасте, но они игры не портили. Потом, я замечу, если были подозрения на наших игроков в тех же «сдачах», то эти люди потом не выплыли бы в футболе. Ни в качестве игроков, ни в качестве тренеров. К ним бы относились, как к «продажным», кому такие нужны?

«МНЕ ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО, КОГДА СЕЙЧАС ПИШУТ: ЭДУАРД ЮГРИН И В СКОБКАХ 29-Й КОМПЛЕКС»

– В вашей футбольной биографии был эпизод, прямо скажем, не красящий вас, как футболиста. Ударили судью в матче чемпионата Татарстана, получили пожизненную дисквалификацию. Я знаю того судью, прямо скажем, более безобидного человека трудно представить. Да и судит он так, что в игре делает четыре свистка – при начале и окончании таймов. Что случилось?

– Дело было в матче, приуроченном ко дню города. Играли мы с Зеленодольском, который выглядел сильнее, и в итоге нас обыграл. Меня же удалил судья. За что? Может, я жестко играл, но, на мой взгляд, не наиграл на две желтые карточки. Когда увидел перед собой вторую, вспылил. Наверное, в чем-то была моя вина. Я сразу извинился перед тем судьей, сам повез его в больницу. Кстати, с футболистом из Зеленодольска, с кем у нас тогда была стычка, мы недавно встретились на матче ветеранов, она сам подошел, спросил: «помню ли я тот момент?».0 Вспомнили, посмеялись.

С партнером по ФК «КАМАЗ» Ниязом Акбаровым  

– Тем не менее, все люди, вас знающие, говорили, о том, что вы были человеком, который служил своеобразной защитой «КАМАЗу». Тот же Четверик примерно так выразился на чествовании в день 35-летия клуба.

– Я эти слова так понимаю. Когда у команды бывали сложные моменты на поле, я выскакивал на защиту в числе первых. Так было, например, в Нижнем Тагиле, когда мы еще по второй лиге чемпионата СССР играли с местным «Уральцем». Там наших просто начали бить, местные зрители подключились, и я был в числе тех, кто первым принял на себе удар. Или примерно такая же ситуация была в Брянске, в матче против местного «Динамо». Там на трибунах сидел местный генерал, началась драка, тут местные милиционеры подключились, нашему Коле Колесову досталось. Опять же я был в числе тех, кто принял удар на себя. Я просто не давал в обиду ни партнеров, ни самого себя.

– Сын не стал футболистом?

– Он играет в чемпионате Челнов, мы с ним работаем в одной компании. С женой мы развелись.

– Развод был связан с тюремным сроком?

– Конечно, 13 лет разлуки – кто выдержит? Но мы остались в хороших отношениях. Сын помогает мне в хлопотах с моей мамой, своей бабушкой.

– Получается, что до тюрьмы у вас жизнь была поделена на две части. Одна связана с футбольным «КАМАЗом», другая – с ОПГ «29-й комплекс»?

– Нет, я никакого отношения к этому «комплексу» не имел. Просто у меня были какие-то друзья, определенный круг общения… В конце концов, в одном моменте я сам был виноват, и из-за этого все получилось, как получилось. Тот этап жизни теперь забыт, закопан.

– В этой «организации» на такие слова не обидятся?

– А чего на правду обижаться? Я же говорю, как есть. Мне очень неприятно, когда сейчас про меня пишут, к примеру, Эдуард Югрин, и в скобках (29-й комплекс). Это не так. Я отсидел 13 лет, но многое переосмыслил. К примеру, на зоне есть предубеждение к труду, который принято называть «обслугой». Те же официанты. Но мы, работая, так или иначе, занимаемся обслуживанием. И мне, к примеру, не зазорно было бы сейчас пойти, например, снег чистить. Я знаю, что, если мне не будет хватать денег на лечение мамы, то я пойду на вторую работу, буду чистить снег или там сторожем устроюсь. Слава Богу, друзья мне помогают, зная о проблемах с матушкой. Я сейчас живу, стараясь, чтобы у нее все было хорошо. Потому, что, я считаю, она свое здоровье подорвала из-за меня, из-за того, что со мной произошло. От переживаний она и слегла. Да, я не смог своей семье помочь, но сейчас у меня долг – помогать маме.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»:

Эдуард Югрин

Родился 9 сентября 1968 года в Свердловске (с шести лет – житель Набережных Челнов).Достижения: играл в «Турбине», «КАМАЗе», КАМАЗ-Чаллы» в чемпионатах СССР и России. В общей сложности провел 200 матчей за профессиональные команды, забил четыре гола. Из них в высшей лиге чемпионата России был сыгран 41 матч, забит 1 гол в ворота московского «Спартака». Полуфиналист Кубка Интертото 1996 года.

В 2001 году получил 13 лет тюремного заключения по приговору, как участник челнинской ОПГ «29 комплекс». В 2014 году вернулся из мест заключения, сейчас работает, выступает в ветеранской футбольной команде «КАМАЗ».

Джаудат Абдуллин / БИЗНЕС Online

www.sports.ru

15 звёзд «КАМАЗа» 90-х. Где они сейчас?

Главный тренер команды премьер-лиги, футбольный агент и уголовник. Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» проследила, как сложились судьбы игроков лучшего сезона в истории футбольного клуба «КАМАЗ», в числе которых, между прочим, есть и экзотические легионеры..

В последние годы ФК «КАМАЗ» ассоциируется со словами «проблемы», «долги», «ожидания» и «разочарования». На днях команда и вовсе могла потерять свой профессиональный статус, однако смогла-таки пройти лицензирование для участия в ПФЛ. Самой большой головной болью для клуба теперь, пожалуй, является потеря названия, поскольку челнинский автогигант больше не хочет, чтобы команда носила имя завода. Сейчас остаётся только ностальгировать о далеких 90-х, когда у руля команды стоял харизматичный Валерий Четверик, клуб из Набережных Челнов выступал в высшей лиге российского футбола и даже представлял страну на международной арене, небезуспешно играя в Кубке Интертото.

ВАЛЕРИЙ ЧЕТВЕРИК, тренер

«В футбол он играл не весьма – значительно лучше это у него на гармони получалось. С радости ли, с горя – как после победы-поражения меха развернет– у всей команды слезы на глаза наворачиваются». Именно так писали об этом тренере в газетах.

Валерий Четверик (слева) и Валерий Газзаев
Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

Четверик создал заводскую команду и вывел её в высший дивизион, где «КАМАЗ» играл с 1993 по 1997 год. В 1996 году команда дошла до стадии полуфинала Кубка Интертото, сыграв по ходу турнира с немецким «Мюнхеном 1860», чешским «Каучуком», болгарским «Спартаком», польским ЛКС и французским «Генгамом».

В 1997 году ушёл в отставку, а в 1999 году вновь возглавил «КАМАЗ», выбывший к тому времени во вторую лигу. В 2000-х поработал спортивным директором московского ЦСКА. В начале 2003 года возглавил «Черноморец», но после неудачного старта снова был отправлен в отставку. В марте 2004 года назначен генеральным директором ФК «Сочи». С 2015 года – генеральный директор клуба «Волгомост» (Москва), выступающего в любительском первенстве России.

ВИКТОР ПАНЧЕНКО, нападающий

Виктор Панченко с сыном Кириллом
Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

Легендарный для камазовского болельщика футболист, единственный в истории челнинского футбола игрок, когда-либо становившийся лучшим бомбардиром чемпионата страны, чей российский снайперский рекорд (5 забитых мячей в одном матче) до сих пор жив. Панченко вошёл в историю челнинского клуба, став лучшим бомбардиром высшей лиги в 1993 году – 21 гол. Он является одним из немногих футболистов, который выступали сразу в двух городских командах – и в «Турбине» в чемпионате СССР, и в «КАМАЗе» в чемпионате России. В 1993 году был включён в список 33 лучших футболистов чемпионата страны на втором месте.

«Запах стадиона «Строитель» такой потный, рабочий, как сейчас помню, – говорил Панченко о челнинском этапе своей карьеры. – Побыл я год в составе «Турбины», а тут подоспели проблемы с армией. В Челнах эти проблемы не смогли решить, так как у нашего наставника Заи Авдыша начались трудности с Уголовным кодексом. В Челнах ему дали четыре года отсидки в местах не столь отдалённых, и решать вопросы «Турбины» некоторое время было некому. Тогда, кстати, судьба впервые свела меня с Четвериком. Я же в первые годы в Челнах, где только не играл, и на первенстве города, и за завод, и за цех, на день выходило по несколько матчей. 11 сентября 1990 года я написал заявление о переходе в «КАМАЗ». В 1991 году мы уже играли в первой лиге, а после развала Союза оказались в высшей лиге чемпионата России. Не случись сезона 1993 года, может быть, ничего особо значимого не было бы в дальнейшей моей карьере. Я мечтал сыграть за национальную сборную, чтобы меня выбрали лучшим футболистом страны, в результате дошёл до состава олимпийской команды, и стал лучшим бомбардиром чемпионата, установил рекорд российских турниров, забив пять мячей в одной игре. И не кому-нибудь, а «Алании»!

В общей сложности Виктор Панченко провел за «КАМАЗ» 98 матчей, в которых забил 54 гола.

Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

В мае 2008 года Панченко был назначен на должность руководителя селекционного отдела ЦСКА вместо Владимира Салькова. Ранее бывший футболист в рамках своей агентской деятельности был причастен к ряду приобретений армейского клуба.

ЭДУАРД ЮГРИН, защитник

В составе «КАМАЗа» Эдуард Югрин выступал во второй лиге СССР, а в 1992 году стал победителем зонального турнира первой лиги России. В первом сезоне в Высшей лиге (1993 год) Югрин сыграл 2 матча и сделал перерыв в профессиональной карьере. В 1996 году он вернулся в «КАМАЗ». Свой единственный гол в Югрин забил в 1997 году в победном матче против московского «Спартака» (2:1). В 1998 году защитник выступал за «КАМАЗ» в первом дивизионе, после чего завершил профессиональную карьеру.

Игрок знаменит тем, что сочетал свою футбольную деятельность с преступной. Да и на поле он не был паинькой. Известно, что играя за любительскую команду «Барс» (Набережные Челны), Югрин получил красную карточку. Разгневанный этим решением, он набросился на казанского арбитра Альберта Шакирова с кулаками. В результате тот оказался в больнице с сильным сотрясением мозга, переломами челюсти и носа. На больничную койку угодил и игрок команды соперников, которому в ходе матча Югрин сломал ногу.

Югрин был членом банды «29 комплекс». В ноябре 2004 года оказался на скамье подсудимых в числе 33 самых активных членов той группировки. «13 лет получил, подробностей не знаю, — вспоминал Валерий Четверик. — Скоро должен выйти. Парень добрый, но играл в стиле Горлуковича. Куда не каждый ногу сунет, Эдик головой лез. В Йошкар-Оле помчался страховать вратаря и врезался лбом в штангу. Все, думаю, потеряли парня! Репу почесал и побежал, как ни в чём не бывало. В 1993-м, уже в высшей лиге, не поставил его в Самаре. Обиделся. Команда в автобусе – Югрина нет. Исчез на год! Работал то ли барменом, то ли бизнесменом. Вдруг объявляется на стадионе: «Дайте шанс». Привели его в порядок – и помог нам. В 1997-м «Спартаку» забил! Мы 2:1 выиграли».

БОРИС ТРОПАНЕЦ, защитник

Борис Тропанец (с мячом)
Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

Тропанец приехал в Челны уже в «престарелом» возрасте 29 лет. Был приглашен из чемпионата Молдовы, позже дорос до капитана «КАМАЗа». Будучи игроком, стал чемпионом Молдавии в составе «Зимбру» (2000) и дошёл с этим клубом до третьего квалификационного раунда Лиги чемпионов сезона 1999/2000.

Тренерскую карьеру в качестве помощника начал в молдавских клубах «Хынчешть» и «Зимбру».

С августа 2004 по июнь 2007 года возглавлял молодёжную сборную Молдавии, которая была близка к выходу в финальную часть молодёжного чемпионата Европы. Самые успешные игры – ничейные исходы со сборной Англии (2:2), Шотландии (0:0), победа над Грузией (5:1). Ряд игроков молодёжной сборной под его руководством позднее стали выступать за основную команду страны: Александр Епуряну, Виталий Бордиян, Александр Гацкан, Игорь Бугаев, Николай Жосан.

В мае 2008 года ушел из жизни в возрасте 44 лет.

ВЛАДИМИР КЛОНЦАК, защитник

Уроженец Бугульмы начинал свою игровую карьеру в «Рубине». В 1990-м году перешел в «КАМАЗ» за который провел 182 матча. С ноября 2011-го по сегодняшний день является главным тренером «КАМАЗа».

Владимир Клонцак (справа) и Роберт Евдокимов

РОБЕРТ ЕВДОКИМОВ, нападающий

Рекордсмен по количеству проведенных матчей в ФК «КАМАЗ» и экс-главный тренер автозаводцев ныне возглавляет ФК «Оренбург», с которым, выиграв золотые медали ФНЛ 2015/16, вышел в премьер-лигу. Один из самых известных воспитанников челнинского футбола обладал отличным дриблингом, не раз оставлял соперников с носом.

Роберт Евдокимов

В 1992-м в составе «КАМАЗа» он стал победителем зоны «Центр». В 1993–1996 годах играл в высшей лиге, в начале 1997 года перешёл в московский «Спартак», ставший по результатам сезона-1997 чемпионом страны. Евдокимов провёл за московский клуб всего 4 матча в лиге (1 гол), 2 в кубке страны и 4 – за вторую команду в третьей лиге. В июле того же года он вернулся в «КАМАЗ» и провёл там остаток сезона, по результатам которого клуб покинул высшую лигу. Всего за «КАМАЗ» Евдокимов провёл 275 матчей (38 голов) в первенствах страны в различных турнирах. В составе студенческой сборной России он стал бронзовым призёром Всемирной Универсиады 1995 года в Фукуоке. В матче группового этапа против Нигерии Евдокимов забил два из трёх безответных мячей.

После завершения игровой карьеры возглавил ФК «КАМАЗ». У руля автозаводцев Евдокимов провел 38 игр (19 побед, 9 ничей и 10 поражений). С 29 ноября 2011 года возглавил «Газовик» (сейчас клуб переименован в «Оренбург»). В 2015 вывел команду в премьер-лигу.

Четверик называл Евдокимова самым большим нераскрывшимся талантом. – Характер тяжелый. Расскажу, как он уходил из «КАМАЗа». Играем в Ростове, возле лавки в разгар матча появляется Коля Латыш из «Алании»: «Васильич, отдай Евдокимова». Я обалдел! В том сезоне был золотой матч «Алания» – «Спартак». Мы свое уже отбегали, впереди отпуск. Подходит Роберт: «Отпустите!» Куда? Его звали оба клуба. Вот, отвечаю, кто выиграет чемпионат – туда и поедешь. Так он очутился в «Спартаке».

А еще Четверик признавался, что однажды после матча объяснял Евдокимову на кулаках, как надо играть.

– Не сдержался. И был не прав, извинялся тысячу раз. Это не мой метод.

МИХАИЛ ДЖИШКАРИАНИ, нападающий

Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

В 17 лет дебютировал за «Динамо» из Тбилиси в Высшей лиге чемпионата СССР в игре против донецкого «Шахтёра». В составе грузинского «Цхуми» выиграл серебряные медали чемпионата и с 35 голами стал вторым бомбардиром чемпионата, был признан лучшим футболистом Грузии.

Из-за начавшейся войны в Абхазии вынужден был покинуть свою страну. Позже играл в 4-м немецком дивизионе за «Ворматию». Там его приметили селекционеры дортмундской «Боруссии». Но президенты клубов не сошлись в цене, и Джишкариани покинул Германию.

В 1994 году по приглашению Михаила Фоменко переехал на Украину, где играл за «Динамо» из Киева и «ЦСКА-Борисфен». В составе динамовцев провёл две игры в Лиге чемпионов против ПСЖ.

В 1996 году был приглашён в «КАМАЗ», где стал любимцем Валерия Четверика. В начале 1998 года пытался уйти из «КАМАЗа», но высокая трансферная стоимость не позволила перейти в новороссийский «Черноморец». В летнее межсезонье перешел в «Сокол» (Саратов), но из-за травмы колена не сумел сыграть в сезоне 1998 года.

Позже по личному приглашению Бориса Игнатьева пополнил «Торпедо-ЗИЛ», где в 2000 году провёл 9 игр и забил 2 гола. Сезон завершить не сумел из-за очередной травмы колена, которая привела к удалению мениска.

ИВАН ВИННИКОВ, полузащитник

Иван Винников (с мячом)
Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

После окончания школы Иван поступил работать на Прессово-рамный завод Набережных Челнов, где и трудился с перерывом на военную службу. Начал играть еще за заводской коллектив «Труд-ПРЗ» на чемпионате города. Вместе со своей командой, переименованной сначала в «Торпедо», а потом в ФК «КАМАЗ» он прошёл путь от любительских соревнований до Высшей лиги России. Двоюродный брат Валерия Четверика.

В Высшей лиге Иван Винников дебютировал в 1993 году, всего сыграл в ней 43 матча и забил 1 гол. В 1994 году получил тяжелую травму, рецидивы которой заставили закончить игровую карьеру в 32 года. После работал в тренерском штабе ФК «КАМАЗ» (1997), затем тренером в ДЮСШ города Тихорецка.

БАДРАН АЛЬ-ШАГРАН, нападающий

Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

В 1995 году вместе с двумя товарищами по олимпийской сборной Иордании Аднаном Аль-Шебатом и Анбаром Мазином перешёл в челнинский «КАМАЗ». Аль-Шагран задержался в России на три года и за это время сыграл за «КАМАЗ» 24 матча в чемпионате страны и 3 матча в Кубке Интертото.

После возвращения в Иорданию Аль-Шагран снова стал выступать за «Аль-Рамту», но еще несколько раз ненадолго уезжал за границу, поиграв за тунисский «Сфаксьен», катарский «Аль-Вакру», «Аль-Мухаррак», сирийский «Аль-Ватбу». Аль-Шагран стал пока единственным иорданским игроком, выступавшим за клубы трёх разных континентов – Азии, Европы и Африки. Последний год своей карьеры он провёл в ещё одном клубе из своего родного города – «Иттихад аль-Рамта».

ВЛАДИМИР БАРЫШЕВ, полузащитник

Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

Владимир Барышев является воспитанником челнинского футбола. Свои выступления начал в «Турбине», которая играла во второй лиге СССР. Позже перешел в казанский «Рубин». В 1989 году перебрался в челнинское «Торпедо» (позднее ставшее «КАМАЗом»).

В 1992 году в составе «КАМАЗа» стал победителем зонального турнира Первой лиги России. В 1993-м Барышев стал автором первого в истории гола «КАМАЗа» в Высшей лиге. Сыграв всего два матча, он отправился в фарм-клуб, следующие два года провёл в аренде в «Нефтехимике» и «Рубине». В 1996 году вернулся в основной состав «КАМАЗа», сыграл за сезон 15 матчей в Высшей лиге и принял участие в матчах Кубка Интертото. Год спустя решил завершить карьеру и вошёл в тренерский штаб команды. С 2009 года возглавляет «КАМАЗ-2».

ЕВГЕНИЙ ВАРЛАМОВ, защитник

Евгений Варламов (справа)
Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

В футбол Варламов попал благодаря случаю. На урок физкультуры пришёл тренер спортивной секции приглядеть шустрых ребят и отобрал пятерых, среди которых оказался и Евгений. В группу набирали детей из разных школ Казани, а с третьего класса для удобства перевели в одну. Сначала Варламова поставили вратарем, поскольку он выделялся высоким ростом, позже перевели в защиту.

Варламов перебрался в Набережные Челны уже в возрасте 18 лет. Выступал за «КАМАЗ» с 1993 по 1997 год. Вошел в историю тем, что в 1997 году в матче между «КАМАЗом» и «Шинником» сделал хет-трик за 12 минут, чем повторил достижение Игоря Чугайнова. Это лучший результат среди защитников в чемпионатах России.

В 1998 году перешёл в московский ЦСКА. Кроме армейского клуба Варламов защищал цвета «Черноморца» Новороссийск (2003), «Кубани» Краснодар (2004) и «Металлиста» Харьков (2005). Последним клубом Варламова был грозненский «Терек», выступавший в первом дивизионе, и по итогам первенства 2007 года со второго места вышедший в премьер-лигу. 14 ноября 2007 объявил о завершении карьеры футболиста. Сейчас работает детским тренером в футбольной школе московского ЦСКА.

ПЛАТОН ЗАХАРЧУК, вратарь

Фото: Архив ФК «КАМАЗ»

Любимец челнинской публики сыграл за «КАМАЗ» более 200 матчей. Захарчук выступал за ЦСКА, «Ротор», «Локомотив» (Москва), «Сокол», «Шинник». В числе достижений вратаря числится бронза Универсиады в Фукуоке 1995 года, серебро чемпионата 1997 года (как игрок «Ротора»). В тот же год он занял третье место в списке 33 лучших футболистов чемпионата России.

Заканчивать с футболом Платон вернулся в родной клуб, за который в общей сложности провёл с десяток сезонов. В марте 2009 года игрок объявил о завершении игровой карьеры. В 2011-м году был назначен тренером вратарей ФК «КАМАЗ». В декабре того же года перешёл в оренбургский «Газовик» (ФК «Оренбург») вслед за главным тренером Робертом Евдокимовым на аналогичную должность. В минувшем сезоне «Газовик» оформил себе чемпионство в ФНЛ и вышел в премьер-лигу.

РУСЛАН НИГМАТУЛЛИН, вратарь

Руслан родом из Казани, воспитанник команды «Электрон». Но именно выступая за «КАМАЗ» с 1992 по 1994 год, Нигматуллин обратил на себя внимание селекционеров «Спартака». Однако занять место в основном составе москвичей так и не сумел. По окончании сезона 1997 года Руслан перешел в столичный «Локомотив» (1998−2001, 2003−2004 гг.). Вершиной его карьеры стал 2001 год, когда Руслан сделал своеобразный хет-трик: был признан лучшим вратарем, лучшим футболистом и лучшим спортсменом России.

Что касается зарубежной карьеры, то Нигматуллин успел поиграть за итальянские «Верону» (2002) и «Салернитану» (2003). В 2005 год перешел в грозненский «Терек», в конце того же года объявил о завершении карьеры.

Сейчас известен как диджей. Открыл собственную летнюю футбольную школу для детей в Сочи.

АХРИК ЦВЕЙБА, защитник

Воспитанник футбольной школы города Гудаута. В 17 лет попал в «Динамо» (Сухуми). На сборе на олимпийской базе в Эшерах его приметили тренеры СКА (Хабаровск), за которую он играл 3 месяца. По сути это был призыв в армию, который закончился благодаря интересу к Цвейбе со стороны «Динамо» (Тбилиси).

Дебютировал в составе тбилисцев в 1985 года в матче против «Кайрата», первых успехов как игрок начал добиваться именно там. В конце 1989 года по совету Лобановского, узнавшего о выходе тбилисцев из футбольного союзного чемпионата, перешёл в «Динамо» (Киев).

В середине 1993 года оказался в «КАМАЗе». В 1994-м уехал в Японию, где ему подобрал клуб личный агент. Выступал за «Гамба Осака», где его партнёрами были Сергей Алейников и Олег Протасов. Летом 1996 года играл в традиционном матче сборной легионеров J-лиги против сборной Японии.

Из интервью Ахрика Цвейбы для «БИЗНЕС Online» в 2012 году:

– Хоть я и поиграл в Челнах недолго, четыре месяца, по-моему, но многое помню. Народ приходил на стадион – люди рабочие, с завода. После работы приходили на футбол, наслаждались игрой, создавали на стадионе свой заводской дух. Получали адреналин от победы. Раньше считалось так: команда выиграет, настроение у людей всю неделю хорошее, лучше работали на заводах, меньше пили, в семье порядок. Сложно представить, что было при поражениях, поэтому старались не проигрывать (смеется).

Завершил свою игровую карьеру в 2001 году в московском «Динамо», эта команда стала четвёртой динамовской в карьере Цвейбы. В 2003 году был назначен на пост тренера-селекционера клуба «Торпедо-Металлург» Москва. В последнее время выступает за команды ветеранов российского футбола. В настоящий момент работает начальником селекционного отдела в московском «Динамо».

Иван ЯРЕМЧУК, полузащитник

Игру техничного полузащитника из армейской команды 2-й лиги заметил Валерий Лобановский, который в итоге и пригласил Яремчука в киевское «Динамо» в 1985 году. В первый же свой сезон стал чемпионом СССР и обладателем Кубка СССР, застолбив за собой место правого полузащитника. Одну из самых ярких игр провел 19 марта 1986 года, в свой день рождения, когда в Киеве «Динамо» в матче Кубка Кубков обыграло «Рапид» со счётом 5:1. В том матче Яремчук забил 2 мяча и был признан лучшим игроком матча.

27 августа 1986 года в финальном матче Кубка Сантьяго Бернабеу получил тяжелейшую травму (перелом левой ноги и разрыв связок), которую ему нанёс игрок мадридского «Реала» Хорхе Вальдано. Аргентинец после матча приходил в больницу и извинялся перед Яремчуком. Из-за последствий травмы и неправильного лечения россиянин пропустил почти год.

В «КАМАЗ» пришёл в середине 1993 года, заключив контракт на 2 года. На российскую команду Ивана вывел один из киевских журналистов, который был близко знаком с Лобановским. В сезоне 1993/94 провел за челнинскую команду 1-й круг, после которого самовольно покинул команду. Позже объяснил, что это было вызвано задолженностью руководства клуба по премиальным.

Отрывок из интервью Яремчука «Советскому Спорту» (2008 год):

«Дали 20 тысяч долларов подъемных, зарплата была около тысячи в месяц. Плюс квартира, машина. Команда тогда неплохая собралась – Ахрик Цвейба, Витя Панченко, Женя Варламов, Женя Дурнев, Руслан Нигматуллин и Платон Захарчук. На меня смотрели как на бога! В чемпионате мы заняли 6-е место. Но условия для проживания были тяжелые. Бандитский город, стадион и поле, мягко говоря, не ахти. Одного сезона там мне за глаза хватило!».

В сезоне 1994/95 выступал за израильский клуб «Хапоэль» (Ришон-ле-Цион). Из команды был вынужден уйти из-за сексуального скандала, приведшего к его депортации из страны. По признанию очевидцев его игры в Израиле, если бы не тот случай, Яремчук получил бы звание «Лучшего легионера Израиля 1994/95».

В 1997 вернулся на Украину, где наилучшие финансовые условия ему предложили в «Ворскле». Вместе со своим земляком Иваном Шарием был самым возрастным игроком команды, но при этом они оба выделялись среди партнеров своей игрой.

За сборную СССР провёл 19 матчей, забил 1 гол (поразил ворота сборной Венгрии на ЧМ-86). Участник двух чемпионатов мира: 86 и 90. Должен был играть и на Евро-88, но за 3 месяца до начала получил травму (перелом пальца на руке) в календарном матче чемпионата СССР с «Черноморцем».

В декабре 2009 года появилась информация, что Яремчука обвиняют в развращении малолетних. В октябре 2010 года получил условный срок.

sport.business-gazeta.ru

Фанатский сектор - «Когда попал в тюрьму, говорил, что приехал на сборы». Забить «Спартаку» и сесть на 13 лет

Подробности  on 29 Декабрь 2016

Судьба нашего героя – мечта для сценариста из Голливуда. Начал заниматься футболом в Набережных Челнах в годы, когда этот вид спорта был там в зачаточном состоянии, вырос с командой до уровня игрока высшей лиги, ушел на два года из спорта, потратив их на изготовление редукторов, вернувшись в футбол, забил решающий гол в ворота непобедимого в те годы «Спартака»... Лишь год назад Эдуард Югрин, которому сейчас 48, вышел на свободу после 13 лет в тюрьме. В интервью «БИЗНЕС Online» бывший футболист рассказывает о жизни до и после.

 

 

«МЕНЯ НА ЗОНЕ НЕ ЗАБЫВАЛИ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ПАРТНеРЫ ПО «КАМАЗУ»

 

– Эдуард, заметно, что вы держите себя в форме...

 

– Я бегаю, и стараюсь каждый день пройти не меньше 15 километров. Использую скандинавскую ходьбу, когда задействованы все мышцы. Из дома иду на работу, потом возвращаюсь на обед, покушать, приглядеть за мамой, она у меня сейчас тяжело больна, снова на работу. Надо скидывать лишний вес, я тут уже четыре кило скинул, а было 18.

 

В составе ветеранской команды Югрин стоит второй справа 

 

– Вы последние 13 лет сидели. У меня есть знакомый, он рецидивист, так он говорил, что в тюрьме, наоборот, приводил себя в форму, бегал, качался. Соблазнов меньше, чем на воле. А вы свои 18 кило за решеткой набрали?

 

– Так я здесь и набрал лишний вес, когда вернулся и какое-то время искал работу. В тюрьме я как раз поддерживал спортивную форму. Не через футбол, правда. В него мы играли всего два раза, поскольку там был асфальт, а это не самое хорошее покрытие для футбола. У нас парень ногу сломал, и начальник зоны сказал прекращать это дело. Правда, я для себя брал мяч, попинывал его в стенку. Особенно когда нервы надо было успокоить. А скидывать лишние кило надо, это и для здоровья важно, и партнеров по команде подводить неохота. Хочется доказывать, что старый конь борозды не портит. Я же по позиции сейчас в полузащите играю, хотя в профи играл защитника, а в детстве до 10 класса вообще на воротах стоял.

 

– В детском футболе на ворота ставят либо тех, кто играть не умеет, либо самых толстых.

 

– Толстым я тогда точно не был. Это со временем набрал. Хотя, среди всех нас только Руслан Нигматуллин держит себя в такой прекрасной форме, что хоть сейчас можно возвращаться в профессиональный футбол. Такое впечатление, что после завершения карьеры он даже еще постройнел. Что касается меня, то мне в детстве просто нравилась вратарская позиция. У меня папа был голкипером, так что я был продолжателем династии.

 

– Другой мой знакомый по мини-футболу отсидел восемь с половиной лет. Пытался вернуться в любительский футбол после отсидки, но в итоге не получилось. Хотя и хотел вернуться, и позиция у него была вратарская, и веса лишнего не было, но что-то не срослось. А почему вы так стремитесь вернуться к нормальной жизни, прежде всего, через футбол?

 

– Ну, не только футбол, мне друзья подарили абонемент в фитнес-центр, я там бегаю, качаюсь, плаваю. А насчет возвращения… Люди разные, не у всех получается. Просто должно быть желание вернуться. У нас же сейчас полно всяких разновидностей футбола, и 11 на 11, и 8 на 8, и тот же мини-футбол. Приходи, играй, никто тебя не выгонит, думаю, если ты в порядке. В моем плане, я замечу, мне было легче. Меня не забывали на зоне, всегда помогали. В этом плане я могу перечислять практически весь наш «КАМАЗ» 90-х годов: Роберт Евдокимов, Платон Захарчук, Женя Варламов, Вова Клонцак, Арнольд Слабодич, тот же Руслан, практически всех могу перечислить, с кем играл в «КАМАЗе». Меня не забывало руководство команды «КАМАЗ», сама команда помогала, хотя моих партнеров в ней, к тому времени, уже не осталось. Мои одноклассники помогали, меня никто не бросал. Друзья не из футбола не забывали, приезжали ко мне, и маму мою, которая осталась одна, тоже поддерживали. Во всяком случае, спортивный костюм для занятий на зоне у меня всегда был (улыбается). Благодаря моим друзьям, ко мне там нормально относились. Хотя… Лучше на воле в плохих условиях, чем там, даже в нормальных (смеется).

 

– Что вы имеете в виду под «плохими условиями на воле»?

 

– И личные проблемы, и проблемы нашей команды.

 

– Я извиняюсь, и в 2001 году, когда вас посадили, и сейчас, футбольный «КАМАЗ» находится примерно в одинаковых условиях: все плохо…

 

– Согласен, хотя сейчас, наверное, получше: есть определенный позитив, потому что команду поддерживают. Да, от нее отказался главный спонсор – автогигант, который, судя по тому, что не всегда финансирует и «КАМАЗ-Мастер», будет экономить в плане непрофильных затрат. Но, главное, чтобы от содержания детской футбольной школы не отказались. А у главной команды есть люди, которые за нее переживают, поддерживают, и Леонид Штейнберг, и Олег Коробченко, Иван Клипов, Евгений Вайнер. Клубу помогают много компаний городских, появился большой спонсор в лице «Ак Барс» Банка. Мэр Наиль Магдеев у нас также болеет за команду, он сейчас президент футбольного клуба.

 

Вспоминая тот же 2001 год. Там же тоже было, казалось бы, дно, а потом завод помог клубу, в команду пришел главный тренер Юрий Газзаев, и «КАМАЗ» со временем вернулся в число сильнейших команд первой лиги, мог даже и в высшую лигу переходить. Тогда команде повезло, что в ее руководстве был такой человек, как Николай Салов – начальник команды, который переживал за дела клуба больше, чем за свои личные. Бывало, квартиру закладывал в залог, чтобы найти денег для команды. Увы, он буквально сгорел от переживаний, рано уйдя из жизни, царство ему небесное.

 

В этом плане я не позавидую нашему генеральному директору Наилю Ахмедшину. Раньше у нас Валерий Четверик был, человек, который все старался сделать для команды. Ходил, просил, в приемных высиживал. Тут же надо понимать, что тебя сегодня могут не принять, завтра – послать, а послезавтра пойдут навстречу, надо только дождаться этого момента. Вот сейчас эта ноша лежит на Наиле Богдановиче. Но, пока у команды все нормально. Нам сейчас важно будет пережить следующий, 2017 год. По всем прогнозам он будет очень тяжелым, и не только в футболе. Как доказательство, кто бы мог ожидать, что произойдет то, что случилось с «Татфондбанком»?

 

– Попав в заключение, имели возможность следить за футболом?

 

– Постоянно. Там за ним многие следят. Есть свои тотализаторы, люди играют, правда, не на деньги, а на сигареты. У нас сидел парень из Сергиева Посада, который еще больше меня следил за футболом, отслеживал все чемпионаты ведущих стран Европы: Англии, Германии, Италии, Франции. Проблем-то нет, тарелку поставили, сидишь, смотришь.

 

 

 

 

«КОГДА Я ПРИЕХАЛ В ТЮРЬМУ, МОЛВА УЖЕ ДОНЕСЛАСЬ, ЧТО Я ФУТБОЛИСТ»

 

– Когда вы только сели, был чемпионат мира 2002 года. В сборной страны играли Руслан Нигматуллин, в отборочном турнире выступал Евгений Варламов, ваши бывшие партнеры по «КАМАЗу». Не посмеялись сокамерники, когда вы сказали, что играли с этими людьми в одной команде?

 

– Молва быстрее меня в зону залетела. Когда я приехал в тюрьму в Мензелинске, люди уже знали, что я бывший футболист. Правда, удивились некоторые, кто меня помнил, что я тут делаю, каким образом попал? Я отвечаю: «На сборы приехал». Вот над этим посмеялись.

 

– Отстояв до десятого класса в воротах, как вы оказалиь в профессиональном футболе?

 

– Достаточно случайно. Я тогда работал на прессово-рамном заводе, где мне доверили станок с числовым программным управлением. А я еще в детстве, когда прочитал про такой станок, подумал – вот бы здорово было на нем поработать. Запустил программу, и гуляй, а станок за тебя сам работает. Потом пришло время военного призыва, и я собирался служить в ВДВ. Готовился к этому, набирал физическую форму, отпрыгал с парашютом. Но тут Четверик пригласил меня в «КАМАЗ», с чего и начался у меня профессиональный футбол и продолжался до 1993 года.

 

Ветераны ФК «КАМАЗ»: Ахрик Цвейба, Руслан Нигматуллин, Платон Захарчук, Александр Горбачев, Евгений Дурнев и другие 

 

– А там что случилось?

 

– Разругался с Четвериком вдрызг. Я тогда уже был в числе основных игроков команды, а получал всего 250 долларов. А я рано женился, сынишка к тому времени подрастал. Мне не то, чтобы завидно было до чужих денег, просто на семью требовались средства, да и по уму я же был таким же футболистом основы, как и другие. Вот я и устроил демарш, перед отправлением на Универсиаду в Америку. Не выходил два часа из клубного автобуса. Меня уговаривали, но я не согласился. Нам же, помимо денег, что-то из техники выдавали, телевизоры те же. Мне не давали. Я говорю: «Валерий Васильевич, у меня телевизора нет». Он мне отвечает: «Да зачем тебе телевизор? У меня дома их солько, а они мне не нужны!». Я говорю: «Так вы дайте мне один». Не дал. Короче, накопилось тогда на душе, так я и ушел из команды на два года. Все это время работал на предприятии, изготавливал редукторы, дела шли хорошо. Но от команды я далеко не уходил, помогал начальнику команды Николаю Салову, так сказать, на общественных началах. Помню, мы автомобиль перегоняли Ахрику Цвейбе в Сочи. И там я с утра решил пойти на тренировку, Четверика не было на ней, а потом он меня увидел, говорит: «Давай, возвращайся в команду». А я же за собой следил, за два года вне футбола набрал только три кило, постоянно бегал в те годы. Ну, и вернулся.

 

– «КАМАЗ» начала девяностых вспоминают только с той точки зрения, что там играли ветераны советского футбола. Но я обратил внимание, что в Челнах начинали свой путь, а потом раскрылись в других командах, такие молодые футболисты, как Алексей Бабенко, Андрей Гашкин. Кто был селекционером в том «КАМАЗе»?

 

– Что касается Бабенко, то он был родственником Четверика. А селекционную работу в клубе вел иорданец по национальности доктор Адель. Плюс ему в селекционной работе помогал Витя Панченко, который уже подходил к завершению карьеры, и уже начал присматриваться к селекционной работе, в которой сейчас преуспел. И, мне кажется, особых ошибок у них в работе не было. Разве что тогда, когда командой начал руководить Беньяминас Зелкьявичюс, приглашавший своих соотечественников. Вот с ними отношения не складывались. Никто не заиграл.

 

«ОЧНУЛСЯ, СЛЫШУ СЛОВА ЧЕТВЕРИКА: «ЭДИК, НАДО ИГРАТЬ»

 

– Не сыграв на Универсиаде, вы все-таки сыграли на международном уровне, выступая на Кубке Интертото. Светлые воспоминания?

 

– Да, и для меня, и, я считаю, для команды. Мы сыграли неплохо, дошли до полуфинала, все игры были запоминающимися. Что в Мюнхене, когда мы обыграли местный «Мюнхен 1860», а мне разбили нос. Мне там «прислал» Даниэл Боримиров – болгарин, который в составе сборной занял четвертое место на чемпионате мира 1994 года. Задрал ногу выше головы, жахнул мне, и я отключился. Очнулся, слышу голос Четверика: «Эдик, надо играть». Надо так надо, я встал, поставил сломанный нос на место, и отыграл до конца. Мы там победили, а местная газета написала, что такие русские напомнили им о 1945 годе. Или во Франции, когда мы играли в полуфинале. Нам же надо было удержать преимущество, которое мы заработали в домашней встрече. И, я уверен, мы бы смогли это сделать, если бы нам пошли навстречу в руководстве российского футбола. Перенесли игру чемпионата страны во Владикавказе. А так мы отыграли в Осетии, потом поехали во Францию. Малым количеством игроков, уставшие, и не дотерпели до конца матча. Французы забили гол, сравняли счет по итогам двух матчей, а потом обыграли нас в дополнительное время.

 

Вместе с Евгением Варламовым (слева) Югрин раздает автографы болельщикам ФК «КАМАЗ» после товарищеского матча, посвященного 35-летию клуба. Автор: Ирина Ерохина.

 

– «КАМАЗ» не обвиняли в таком явлении, как договорные игры. Тем не менее, в его истории были матчи, которые вызывали подозрения. К примеру, игра с «Жемчужиной» из Сочи. Тогда «Жемчужина» выиграла – 5:4, зато Панченко забил три гола, что помогло ему стать лучшим бомбардиром чемпионата. Были у «вашего» «КАМАЗа» договорняки?

 

– Ну, вот сами подумайте, а кто мог бы к нам подойти с таким предложением? «Спартак», «Динамо», ЦСКА, «Торпедо»? Они были легендарными клубами в истории советского футбола, а тут какой-то «КАМАЗ».

 

– Я думаю, здесь уместно слово «западло». Именно такое чувство было бы у перечисленных клубов, если бы захотели с вами «договариваться».

 

– Совершенно верно. Что касается именно того матча в Сочи, то я на тот момент не играл в «КАМАЗе». Именно в то время, я, как уже говорил ранее, помогал клубному менеджменту, в частности, с перегонкой автомобиля для Цвейбы. Поэтому даже на тот матч не успел. Что касается наших игр, то я могу заверить, что мы ни одной игры не сдавали.

 

– А самим покупать – денег не было?

 

– И это правда. Те же москвичи к нам относились свысока, хотя состав у нас был в те годы очень серьезный, из людей, поигравших на очень приличном уровне. Пусть эти люди уже были в возрасте, но они игры не портили. Потом, я замечу, если были подозрения на наших игроков в тех же «сдачах», то эти люди потом не выплыли бы в футболе. Ни в качестве игроков, ни в качестве тренеров. К ним бы относились, как к «продажным», кому такие нужны?

 

«МНЕ ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО, КОГДА СЕЙЧАС ПИШУТ: ЭДУАРД ЮГРИН И В СКОБКАХ 29-Й КОМПЛЕКС»

 

– В вашей футбольной биографии был эпизод, прямо скажем, не красящий вас, как футболиста. Ударили судью в матче чемпионата Татарстана, получили пожизненную дисквалификацию. Я знаю того судью, прямо скажем, более безобидного человека трудно представить. Да и судит он так, что в игре делает четыре свистка – при начале и окончании таймов. Что случилось?

 

– Дело было в матче, приуроченном ко дню города. Играли мы с Зеленодольском, который выглядел сильнее, и в итоге нас обыграл. Меня же удалил судья. За что? Может, я жестко играл, но, на мой взгляд, не наиграл на две желтые карточки. Когда увидел перед собой вторую, вспылил. Наверное, в чем-то была моя вина. Я сразу извинился перед тем судьей, сам повез его в больницу. Кстати, с футболистом из Зеленодольска, с кем у нас тогда была стычка, мы недавно встретились на матче ветеранов, она сам подошел, спросил: «помню ли я тот момент?».0 Вспомнили, посмеялись.

 

С партнером по ФК «КАМАЗ» Ниязом Акбаровым 

 

– Тем не менее, все люди, вас знающие, говорили, о том, что вы были человеком, который служил своеобразной защитой «КАМАЗу». Тот же Четверик примерно так выразился на чествовании в день 35-летия клуба.

 

– Я эти слова так понимаю. Когда у команды бывали сложные моменты на поле, я выскакивал на защиту в числе первых. Так было, например, в Нижнем Тагиле, когда мы еще по второй лиге чемпионата СССР играли с местным «Уральцем». Там наших просто начали бить, местные зрители подключились, и я был в числе тех, кто первым принял на себе удар. Или примерно такая же ситуация была в Брянске, в матче против местного «Динамо». Там на трибунах сидел местный генерал, началась драка, тут местные милиционеры подключились, нашему Коле Колесову досталось. Опять же я был в числе тех, кто принял удар на себя. Я просто не давал в обиду ни партнеров, ни самого себя.

 

– Сын не стал футболистом?

 

– Он играет в чемпионате Челнов, мы с ним работаем в одной компании. С женой мы развелись.

 

– Развод был связан с тюремным сроком?

 

– Конечно, 13 лет разлуки – кто выдержит? Но мы остались в хороших отношениях. Сын помогает мне в хлопотах с моей мамой, своей бабушкой.

 

– Получается, что до тюрьмы у вас жизнь была поделена на две части. Одна связана с футбольным «КАМАЗом», другая – с ОПГ «29-й комплекс»?

 

– Нет, я никакого отношения к этому «комплексу» не имел. Просто у меня были какие-то друзья, определенный круг общения… В конце концов, в одном моменте я сам был виноват, и из-за этого все получилось, как получилось. Тот этап жизни теперь забыт, закопан.

 

– В этой «организации» на такие слова не обидятся?

 

– А чего на правду обижаться? Я же говорю, как есть. Мне очень неприятно, когда сейчас про меня пишут, к примеру, Эдуард Югрин, и в скобках (29-й комплекс). Это не так. Я отсидел 13 лет, но многое переосмыслил. К примеру, на зоне есть предубеждение к труду, который принято называть «обслугой». Те же официанты. Но мы, работая, так или иначе, занимаемся обслуживанием. И мне, к примеру, не зазорно было бы сейчас пойти, например, снег чистить. Я знаю, что, если мне не будет хватать денег на лечение мамы, то я пойду на вторую работу, буду чистить снег или там сторожем устроюсь. Слава Богу, друзья мне помогают, зная о проблемах с матушкой. Я сейчас живу, стараясь, чтобы у нее все было хорошо. Потому, что, я считаю, она свое здоровье подорвала из-за меня, из-за того, что со мной произошло. От переживаний она и слегла. Да, я не смог своей семье помочь, но сейчас у меня долг – помогать маме.

 

ДОСЬЕ

 

Эдуард Югрин

 

Родился 9 сентября 1968 года в Свердловске (с шести лет – житель Набережных Челнов).Достижения: играл в «Турбине», «КАМАЗе», КАМАЗ-Чаллы» в чемпионатах СССР и России. В общей сложности провел 200 матчей за профессиональные команды, забил четыре гола. Из них в высшей лиге чемпионата России был сыгран 41 матч, забит 1 гол в ворота московского «Спартака». Полуфиналист Кубка Интертото 1996 года.

 

В 2001 году получил 13 лет тюремного заключения по приговору, как участник челнинской ОПГ «29 комплекс». В 2014 году вернулся из мест заключения, сейчас работает, выступает в ветеранской футбольной команде «КАМАЗ».

 

Джаудат Абдуллин

 

Автор

gribovodoved

fansector55.ru

«Когда попал в тюрьму, говорил, что приехал на сборы». Забить «Спартаку» и сесть на 13 лет

Судьба нашего героя – мечта для сценариста из Голливуда. Начал заниматься футболом в Набережных Челнах в годы, когда этот вид спорта был там в зачаточном состоянии, вырос с командой до уровня игрока высшей лиги, ушёл на два года из спорта, потратив их на изготовление редукторов, вернувшись в футбол, забил решающий гол в ворота непобедимого в те годы «Спартака»... Лишь год назад Эдуард Югрин, которому сейчас 48, вышел на свободу после 13 лет в тюрьме. В интервью «БИЗНЕС Online» бывший футболист рассказывает о жизни до и после.

«МЕНЯ НА ЗОНЕ НЕ ЗАБЫВАЛИ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ПАРТНЁРЫ ПО «КАМАЗУ»

– Эдуард, заметно, что вы держите себя в форме...

– Я бегаю, и стараюсь каждый день пройти не меньше 15 километров. Использую скандинавскую ходьбу, когда задействованы все мышцы. Из дома иду на работу, потом возвращаюсь на обед, покушать, приглядеть за мамой, она у меня сейчас тяжело больна, снова на работу. Надо скидывать лишний вес, я тут уже четыре кило скинул, а было 18.

В составе ветеранской команды Югрин стоит второй справа

– Вы последние 13 лет сидели. У меня есть знакомый, он рецидивист, так он говорил, что в тюрьме, наоборот, приводил себя в форму, бегал, качался. Соблазнов меньше, чем на воле. А вы свои 18 кило за решеткой набрали?

– Так я здесь и набрал лишний вес, когда вернулся и какое-то время искал работу. В тюрьме я как раз поддерживал спортивную форму. Не через футбол, правда. В него мы играли всего два раза, поскольку там был асфальт, а это не самое хорошее покрытие для футбола. У нас парень ногу сломал, и начальник зоны сказал прекращать это дело. Правда, я для себя брал мяч, попинывал его в стенку. Особенно когда нервы надо было успокоить. А скидывать лишние кило надо, это и для здоровья важно, и партнёров по команде подводить неохота. Хочется доказывать, что старый конь борозды не портит. Я же по позиции сейчас в полузащите играю, хотя в профи играл защитника, а в детстве до 10 класса вообще на воротах стоял.

– В детском футболе на ворота ставят либо тех, кто играть не умеет, либо самых толстых.

– Толстым я тогда точно не был. Это со временем набрал. Хотя, среди всех нас только Руслан Нигматуллин держит себя в такой прекрасной форме, что хоть сейчас можно возвращаться в профессиональный футбол. Такое впечатление, что после завершения карьеры он даже еще постройнел. Что касается меня, то мне в детстве просто нравилась вратарская позиция. У меня папа был голкипером, так что я был продолжателем династии.

– Другой мой знакомый по мини-футболу отсидел восемь с половиной лет. Пытался вернуться в любительский футбол после отсидки, но в итоге не получилось. Хотя и хотел вернуться, и позиция у него была вратарская, и веса лишнего не было, но что-то не срослось. А почему вы так стремитесь вернуться к нормальной жизни, прежде всего, через футбол?

– Ну, не только футбол, мне друзья подарили абонемент в фитнес-центр, я там бегаю, качаюсь, плаваю. А насчет возвращения… Люди разные, не у всех получается. Просто должно быть желание вернуться. У нас же сейчас полно всяких разновидностей футбола, и 11 на 11, и 8 на 8, и тот же мини-футбол. Приходи, играй, никто тебя не выгонит, думаю, если ты в порядке. В моём плане, я замечу, мне было легче. Меня не забывали на зоне, всегда помогали. В этом плане я могу перечислять практически весь наш «КАМАЗ» 90-х годов: Роберт Евдокимов, Платон Захарчук, Женя Варламов, Вова Клонцак, Арнольд Слабодич, тот же Руслан, практически всех могу перечислить, с кем играл в «КАМАЗе». Меня не забывало руководство команды «КАМАЗ», сама команда помогала, хотя моих партнёров в ней, к тому времени, уже не осталось. Мои одноклассники помогали, меня никто не бросал. Друзья не из футбола не забывали, приезжали ко мне, и маму мою, которая осталась одна, тоже поддерживали. Во всяком случае, спортивный костюм для занятий на зоне у меня всегда был (улыбается). Благодаря моим друзьям, ко мне там нормально относились. Хотя… Лучше на воле в плохих условиях, чем там, даже в нормальных (смеется).

– Что вы имеете в виду под «плохими условиями на воле»?

– И личные проблемы, и проблемы нашей команды.

– Я извиняюсь, и в 2001 году, когда вас посадили, и сейчас, футбольный «КАМАЗ» находится примерно в одинаковых условиях: всё плохо…

– Согласен, хотя сейчас, наверное, получше: есть определённый позитив, потому что команду поддерживают. Да, от неё отказался главный спонсор – автогигант, который, судя по тому, что не всегда финансирует и «КАМАЗ-Мастер», будет экономить в плане непрофильных затрат. Но, главное, чтобы от содержания детской футбольной школы не отказались. А у главной команды есть люди, которые за неё переживают, поддерживают, и Леонид Штейнберг, и Олег Коробченко, Иван Клипов, Евгений Вайнер. Клубу помогают много компаний городских, появился большой спонсор в лице «Ак Барс» Банка. Мэр Наиль Магдеев у нас также болеет за команду, он сейчас президент футбольного клуба.

Вспоминая тот же 2001 год. Там же тоже было, казалось бы, дно, а потом завод помог клубу, в команду пришел главный тренер Юрий Газзаев, и «КАМАЗ» со временем вернулся в число сильнейших команд первой лиги, мог даже и в высшую лигу переходить. Тогда команде повезло, что в её руководстве был такой человек, как Николай Салов - начальник команды, который переживал за дела клуба больше, чем за свои личные. Бывало, квартиру закладывал в залог, чтобы найти денег для команды. Увы, он буквально сгорел от переживаний, рано уйдя из жизни, царство ему небесное.

В этом плане я не позавидую нашему генеральному директору Наилю Ахмедшину. Раньше у нас Валерий Четверик был, человек, который всё старался сделать для команды. Ходил, просил, в приёмных высиживал. Тут же надо понимать, что тебя сегодня могут не принять, завтра – послать, а послезавтра пойдут навстречу, надо только дождаться этого момента. Вот сейчас эта ноша лежит на Наиле Богдановиче. Но, пока у команды всё нормально. Нам сейчас важно будет пережить следующий, 2017 год. По всем прогнозам он будет очень тяжелым, и не только в футболе. Как доказательство, кто бы мог ожидать, что произойдет то, что случилось с «Татфондбанком»?

– Попав в заключение, имели возможность следить за футболом?

– Постоянно. Там за ним многие следят. Есть свои тотализаторы, люди играют, правда, не на деньги, а на сигареты. У нас сидел парень из Сергиева Посада, который еще больше меня следил за футболом, отслеживал все чемпионаты ведущих стран Европы: Англии, Германии, Италии, Франции. Проблем-то нет, тарелку поставили, сидишь, смотришь.

«КОГДА Я ПРИЕХАЛ В ТЮРЬМУ, МОЛВА УЖЕ ДОНЕСЛАСЬ, ЧТО Я ФУТБОЛИСТ»

– Когда вы только сели, был чемпионат мира 2002 года. В сборной страны играли Руслан Нигматуллин, в отборочном турнире выступал Евгений Варламов, ваши бывшие партнеры по «КАМАЗу». Не посмеялись сокамерники, когда вы сказали, что играли с этими людьми в одной команде?

– Молва быстрее меня в зону залетела. Когда я приехал в тюрьму в Мензелинске, люди уже знали, что я бывший футболист. Правда, удивились некоторые, кто меня помнил, что я тут делаю, каким образом попал? Я отвечаю: «На сборы приехал». Вот над этим посмеялись.

– Отстояв до десятого класса в воротах, как вы оказались в профессиональном футболе?

– Достаточно случайно. Я тогда работал на прессово-рамном заводе, где мне доверили станок с числовым программным управлением. А я еще в детстве, когда прочитал про такой станок, подумал - вот бы здорово было на нём поработать. Запустил программу, и гуляй, а станок за тебя сам работает. Потом пришло время военного призыва, и я собирался служить в ВДВ. Готовился к этому, набирал физическую форму, отпрыгал с парашютом. Но тут Четверик пригласил меня в «КАМАЗ», с чего и начался у меня профессиональный футбол и продолжался до 1993 года.

Ветераны ФК «КАМАЗ»: Ахрик Цвейба, Руслан Нигматуллин, Платон Захарчук, Александр Горбачев, Евгений Дурнев и другие

– А там что случилось?

– Разругался с Четвериком вдрызг. Я тогда уже был в числе основных игроков команды, а получал всего 250 долларов. А я рано женился, сынишка к тому времени подрастал. Мне не то, чтобы завидно было до чужих денег, просто на семью требовались средства, да и по уму я же был таким же футболистом основы, как и другие. Вот я и устроил демарш, перед отправлением на Универсиаду в Америку. Не выходил два часа из клубного автобуса. Меня уговаривали, но я не согласился. Нам же, помимо денег, что-то из техники выдавали, телевизоры те же. Мне не давали. Я говорю: «Валерий Васильевич, у меня телевизора нет». Он мне отвечает: «Да зачем тебе телевизор? У меня дома их столько, а они мне не нужны!». Я говорю: «Так вы дайте мне один». Не дал. Короче, накопилось тогда на душе, так я и ушел из команды на два года. Всё это время работал на предприятии, изготавливал редукторы, дела шли хорошо. Но от команды я далеко не уходил, помогал начальнику команды Николаю Салову, так сказать, на общественных началах. Помню, мы автомобиль перегоняли Ахрику Цвейбе в Сочи. И там я с утра решил пойти на тренировку, Четверика не было на ней, а потом он меня увидел, говорит: «Давай, возвращайся в команду». А я же за собой следил, за два года вне футбола набрал только три кило, постоянно бегал в те годы. Ну, и вернулся.

– «КАМАЗ» начала девяностых вспоминают только с той точки зрения, что там играли ветераны советского футбола. Но я обратил внимание, что в Челнах начинали свой путь, а потом раскрылись в других командах, такие молодые футболисты, как Алексей Бабенко, Андрей Гашкин. Кто был селекционером в том «КАМАЗе»?

– Что касается Бабенко, то он был родственником Четверика. А селекционную работу в клубе вёл иорданец по национальности доктор Адель. Плюс ему в селекционной работе помогал Витя Панченко, который уже подходил к завершению карьеры, и уже начал присматриваться к селекционной работе, в которой сейчас преуспел. И, мне кажется, особых ошибок у них в работе не было. Разве что тогда, когда командой начал руководить Беньяминас Зелкьявичюс, приглашавший своих соотечественников. Вот с ними отношения не складывались. Никто не заиграл.

«ОЧНУЛСЯ, СЛЫШУ СЛОВА ЧЕТВЕРИКА: «ЭДИК, НАДО ИГРАТЬ»

– Не сыграв на Универсиаде, вы всё-таки сыграли на международном уровне, выступая на Кубке Интертото. Светлые воспоминания?

– Да, и для меня, и, я считаю, для команды. Мы сыграли неплохо, дошли до полуфинала, все игры были запоминающимися. Что в Мюнхене, когда мы обыграли местный «Мюнхен 1860», а мне разбили нос. Мне там «прислал» Даниэл Боримиров - болгарин, который в составе сборной занял четвёртое место на чемпионате мира 1994 года. Задрал ногу выше головы, жахнул мне, и я отключился. Очнулся, слышу голос Четверика: «Эдик, надо играть». Надо так надо, я встал, поставил сломанный нос на место, и отыграл до конца. Мы там победили, а местная газета написала, что такие русские напомнили им о 1945 годе. Или во Франции, когда мы играли в полуфинале. Нам же надо было удержать преимущество, которое мы заработали в домашней встрече. И, я уверен, мы бы смогли это сделать, если бы нам пошли навстречу в руководстве российского футбола. Перенесли игру чемпионата страны во Владикавказе. А так мы отыграли в Осетии, потом поехали во Францию. Малым количеством игроков, уставшие, и не дотерпели до конца матча. Французы забили гол, сравняли счет по итогам двух матчей, а потом обыграли нас в дополнительное время.

Вместе с Евгением Варламовым (слева) Югрин раздаёт автографы болельщикам ФК «КАМАЗ», после товарищеского матча, посвященного 35-летию клуба
Автор Ирина Ерохина

– «КАМАЗ» не обвиняли в таком явлении, как договорные игры. Тем не менее, в его истории были матчи, которые вызывали подозрения. К примеру, игра с «Жемчужиной» из Сочи. Тогда «Жемчужина» выиграла – 5:4, зато Панченко забил три гола, что помогло ему стать лучшим бомбардиром чемпионата. Были у «вашего» «КАМАЗа» договорняки?

– Ну, вот сам подумай, а кто мог бы к нам подойти с таким предложением? «Спартак», «Динамо», ЦСКА, «Торпедо»? Они были легендарными клубами в истории советского футбола, а тут какой-то «КАМАЗ».

– Я думаю, здесь уместно слово «западло». Именно такое чувство было бы у перечисленных клубов, если бы захотели с вами «договариваться».

– Совершенно верно. Что касается именно того матча в Сочи, то я на тот момент не играл в «КАМАЗе». Именно в то время, я, как уже говорил ранее, помогал клубному менеджменту, в частности, с перегонкой автомобиля для Цвейбы. Поэтому даже на тот матч не успел. Что касается наших игр, то я могу заверить, что мы ни одной игры не сдавали.

– А самим покупать – денег не было?

– И это правда. Те же москвичи к нам относились свысока, хотя состав у нас был в те годы очень серьёзный, из людей, поигравших на очень приличном уровне. Пусть эти люди уже были в возрасте, но они игры не портили. Потом, я замечу, если были подозрения на наших игроков в тех же «сдачах», то эти люди потом не выплыли бы в футболе. Ни в качестве игроков, ни в качестве тренеров. К ним бы относились, как к «продажным», кому такие нужны?

«МНЕ ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО, КОГДА СЕЙЧАС ПИШУТ: ЭДУАРД ЮГРИН И В СКОБКАХ 29-Й КОМПЛЕКС»

– В вашей футбольной биографии был эпизод, прямо скажем, не красящий вас, как футболиста. Ударили судью в матче чемпионата Татарстана, получили пожизненную дисквалификацию. Я знаю того судью, прямо скажем, более безобидного человека трудно представить. Да и судит он так, что в игре делает четыре свистка – при начале и окончании таймов. Что случилось?

– Дело было в матче, приуроченном ко дню города. Играли мы с Зеленодольском, который выглядел сильнее, и в итоге нас обыграл. Меня же удалил судья. За что? Может, я жестко играл, но, на мой взгляд, не наиграл на две желтые карточки. Когда увидел перед собой вторую, вспылил. Наверное, в чем-то была моя вина. Я сразу извинился перед тем судьёй, сам повёз его в больницу. Кстати, с футболистом из Зеленодольска, с кем у нас тогда была стычка, мы недавно встретились на матче ветеранов, она сам подошел, спросил: «помню ли я тот момент?».Вспомнили, посмеялись.

С партнёром по челнинскому ФК «КАМАЗ» Ниязом Акбаровым

– Тем не менее, все люди, вас знающие, говорили, о том, что вы были человеком, который служил своеобразной защитой «КАМАЗу». Тот же Четверик примерно так выразился на чествовании в день 35-летия клуба.

– Я эти слова так понимаю. Когда у команды бывали сложные моменты на поле, я выскакивал на защиту в числе первых. Так было, например, в Нижнем Тагиле, когда мы еще по второй лиге чемпионата СССР играли с местным «Уральцем». Там наших просто начали бить, местные зрители подключились, и я был в числе тех, кто первым принял на себе удар. Или примерно такая же ситуация была в Брянске, в матче против местного «Динамо». Там на трибунах сидел местный генерал, началась драка, тут местные милиционеры подключились, нашему Коле Колесову досталось. Опять же я был в числе тех, кто принял удар на себя. Я просто не давал в обиду ни партнёров, ни самого себя.

– Сын не стал футболистом?

– Он играет в чемпионате Челнов, мы с ним работаем в одной компании. С женой мы развелись.

– Развод был связан с тюремным сроком?

– Конечно, 13 лет разлуки – кто выдержит? Но мы остались в хороших отношениях. Сын помогает мне в хлопотах с моей мамой, своей бабушкой.

– Получается, что до тюрьмы у вас жизнь была поделена на две части. Одна связана с футбольным «КАМАЗом», другая – с ОПГ «29-й комплекс»?

– Нет, я никакого отношения к этому «комплексу» не имел. Просто у меня были какие-то друзья, определённый круг общения… В конце концов, в одном моменте я сам был виноват, и из-за этого всё получилось, как получилось. Тот этап жизни теперь забыт, закопан.

– В этой «организации» на такие слова не обидятся?

– А чего на правду обижаться? Я же говорю, как есть. Мне очень неприятно, когда сейчас про меня пишут, к примеру, Эдуард Югрин, и в скобках (29-й комплекс). Это не так. Я отсидел 13 лет, но многое переосмыслил. К примеру, на зоне есть предубеждение к труду, который принято называть «обслугой». Те же официанты. Но мы, работая, так или иначе, занимаемся обслуживанием. И мне, к примеру, не зазорно было бы сейчас пойти, например, снег чистить. Я знаю, что, если мне не будет хватать денег на лечение мамы, то я пойду на вторую работу, буду чистить снег или там сторожем устроюсь. Слава Богу, друзья мне помогают, зная о проблемах с матушкой. Я сейчас живу, стараясь, чтобы у неё всё было хорошо. Потому, что, я считаю, она своё здоровье подорвала из-за меня, из-за того, что со мной произошло. От переживаний она и слегла. Да, я не смог своей семье помочь, но сейчас у меня долг – помогать маме.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»:Эдуард Югрин родился 9 сентября 1968 года в Свердловске (с шести лет -житель Набережных Челнов).Достижения: играл в «Турбине», «КАМАЗе», КАМАЗ-Чаллы» в чемпионатах СССР и России. В общей сложности провёл 200 матчей за профессиональные команды, забил четыре гола. Из них в высшей лиге чемпионата России был сыгран 41 матч, забит 1 гол в ворота московского «Спартака». Полуфиналист Кубка Интертото 1996 года.

В 2001 году получил 13 лет тюремного заключения по приговору, как участник челнинской ОПГ «29 комплекс». В 2014 году вернулся из мест заключения, сейчас работает, выступает в ветеранской футбольной команде «КАМАЗ».

sport.business-gazeta.ru

Югрин, Эдуард Анатольевич - Gpedia, Your Encyclopedia

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 декабря 2016; проверки требуют 4 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 декабря 2016; проверки требуют 4 правки. Общая информацияПолное имяРодилсяГражданствоРостПозицияИнформация о клубеКлубКарьера

Эдуард Югрин

Эдуард Анатольевич Югрин

9 сентября 1968(1968-09-09) (49 лет)Свердловск, СССР

СССР Россия

180 см

правый защитник

завершил карьеру

  1. ↑ Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

Эдуард Анатольевич Югрин (9 сентября 1968, Свердловск, СССР) — советский и российский футболист, правый защитник. В Высшей лиге России сыграл 41 матч, забил 1 гол.

Карьера

Эдуард Югрин — воспитанник набережно-челнинского футбола. Свою карьеру он начал в 1987 году в челнинской «Турбине», а на следующий год перешёл в другой челнинский клуб — «Торпедо» (позднее — ФК «КАМАЗ»).

В составе «КАМАЗа» Эдуард Югрин выступал во второй лиге СССР, а в 1992 году стал победителем зонального турнира первой лиги России. В первом сезоне в Высшей лиге (1993 год) Югрин сыграл 2 матча, и сделал перерыв в профессиональной карьере. В это время работал на предприятии по изготовлению редукторов, но связи с командой не терял.[1] В 1996 году он вернулся в «КАМАЗ», за 2 сезона сыграл 39 матчей в чемпионате, а также принимал участие в матчах Кубка Интертото. В матче с «Мюнхеном 1860» он получил травму головы, но несмотря на это доиграл матч до конца. Свой единственный гол в Высшей лиге Эдуард забил в 1997 году в победном матче против московского «Спартака» (2:1). В 1998 году Эдуард Югрин выступал за «КАМАЗ» в первом дивизионе, после чего завершил профессиональную карьеру.

В 2001 году, играя за любительскую команду «Барс» (Набережные Челны) в чемпионате Татарстана, избил судью и был пожизненно дисквалифицирован[2].

После завершения карьеры

В 2001 году получил 13 лет тюремного заключения по приговору, как участник челнинской ОПГ «29 комплекс»[3]. В 2014 году вернулся из мест заключения, сейчас работает, выступает в ветеранской футбольной команде «КАМАЗ».[1][4]

Примечания

Ссылки

www.gpedia.com


Смотрите также