Пилот камаз


Пилот "КАМАЗ-мастер" Эдуард Николаев: такой сложный "Дакар" мне по душе! | Интервью

Победитель ралли-рейда "Дакар"-2018, пилот команды "КАМАЗ-мастер" Эдуард Николаев в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Олегу Богатову поделился впечатлениями от своей третьей победы, рассказал о силе конкурентов и поломках машины, мастерстве и самоотдаче механиков и слаженной работе коллектива на протяжении двух недель гонки.

- Эдуард, насколько сложной для вас оказалась прошедшая гонка? И как тяжело вам, действующему победителю "Дакара", далось отстаивание титула?

- Действительно, мне прошлось очень непросто. Но, наверное, мне немного повезло, поскольку у меня такой опыт уже был. Наш экипаж победил на гонке "Дакар" в 2013 году, и в 2014-м мне надо было защищать титул. И знание того опыта мне помогло выиграть сейчас. И, конечно, мне помогли опыт и дух нашего руководителя команды, семикратного победителя "Дакара" Владимира Геннадьевича Чагина. И вот он - результат.

- Когда вам тяжелее давалась защита титула - в 2014 году или сейчас?

- В этом году мне пришлось заметно труднее, поскольку накал борьбы был очень высок. В первой части гонки мы лидировали и отрыв был приличным. Но потом он стал сокращаться, потому что стали, к сожалению, происходить какие-то поломки. И стал подкатывать ближайший соперник (аргентинец Федерико Вильягра), который почувствовал, что может настичь нас. И из этой непростой ситуации надо было выйти победителем. Потому что разрыв сократился до одной секунды и предстоял решающий спецучасток.

 

Радует, что "Дакар" вернулся к своим истокам

- Бытует мнение, что маршрут "Дакара" в этом году был похож на тот "Дакар", с которого он начинался - по напряжению и по сложности трассы. Это действительно так?

- Все верно. Многие говорят, что "Дакар" именно вернулся к своим истокам, когда проходил в Африке, - тот сложный, тот марафонский "Дакар", когда участки по своей протяженности затрагивали и темное время суток. В этом году мы тоже с этим столкнулись - неожиданно, но организаторы приготовили сюрприз, один из специальных участков проходил вообще поздней ночью. А другие - в сумерках.

- Вы за такой "Дакар"?

Экипаж команды "КАМАЗ мастер" Эдуарда Николаева

- Да, я за такой сложный "Дакар", он мне по душе (с улыбкой).

- А "КАМАЗ-мастер" готов к соперничеству с ведущими производителями в более сложных условиях?

- Если даже в каких-то моментах мы немного и недотягиваем, то в этом году мы сделаем все необходимое для того, чтобы находиться с нашими соперниками на одном уровне.

 

Вылетали и редуктор, и сцепление

- Когда на первых пяти этапах лидеры во всех категориях сходили один за другим, это добавляло вам напряжения? Не допускали, что такая же участь может коснуться и вашего экипажа?

- А подобная участь и нас постигала, но мы находили возможность все же не сойти с дистанции, а добраться до финиша. Это нам и помогало выходить из нестандартных ситуаций. Потому что когда я услышал грохот переднего редуктора, я понимал - такая же причина у нас была на гонке "Шелковый путь", и мы тогда сошли. А теперь мне помог механик, который вовремя подсказал, что и как нужно сделать. Чтобы хотя бы на сломанном редукторе доехать до финиша.

И когда на предпоследнем, решающем этапе вышло из строя сцепление... Да, оно работало, но с трудом - и передачу приходилось держать несколько секунд, для того чтобы оно вошло именно в нужную передачу. Потому что сцепление было уже почти сгоревшим. Именно из-за сложности трассы, на которой было тяжело и людям, и автомобилям.

Пилот "Ивеко" Жерар де Рой

- По титулованному голландцу Жерару де Рою случайно не скучали, все-таки самого привычного соперника не было?

- Нет, мы о его отсутствии даже не задумывались. Потому что конкуренция была такой сильной, что я даже могу отметить, не в обиду де Рою, - Вильягра на каких-то участках едет быстрее, чем Жерар.

- А вы предполагали до старта гонки, что именно аргентинец будет вашим главным конкурентом?

- Да, я ожидал. И это было основано на предыдущих ралли "Дакар", потому что я видел, как он прогрессирует, и примерно знал, на каких этапах он едет быстро. И ждал эти спецучастки, чтобы выжать максимум из себя.

- То, что последние участки проходили по его родной стране, давало Вильягре определенное преимущество?

- Все так думали, но на самом деле не дало (смеется).

 

Аргентинец поймет, что поступил неспортивно

- Как вы оцениваете ситуацию с дозаправкой Вильягры в неположенном месте на 12-м этапе? Не показалось, что помимо чистого соперничества на трассе есть и другие факторы, которые могут помешать вам победить и сыграть на руку сопернику?

- Когда этот случай был замечен, наша команда не оставила его без внимания и подала апелляцию. Но не для того, чтобы его дисквалифицировать и снять с дистанции. Потому что все участники в тот день были в равных условиях, все стартовали с большим количеством топлива, а он решил всех немножко "обойти".

© AFP 2018/ FRANCK FIFE

Экипаж аргентинца Федерико Вильягры (Iveco)

Все знают по гонкам "Формулы-1", что значит ехать с меньшим количеством топлива. Такая же разница и в ралли-рейдах - идти с полным баком горючего или с половиной. Это было не совсем по-спортивному. И он как спортсмен, наверное, потом понял это. Но нам в тот момент было обидно. Но даже с полным баком мы доказали, что мы быстрее.

- При этом экипаж Антона Шибалова в спорной ситуации же сняли. Это справедливо?

- Наш экипаж сняли, но это произошло из-за того, что у Антона возникла проблема - вышла из строя топливная трубка высокого давления и автомобиль загорелся. Ребята столкнулись с такими суровыми условиями и сделали все, чтобы спасти машину. И слава богу, что им это удалось - мы могли ее потерять. Они затратили очень много времени, и им не удалось проехать вторую часть маршрута, они не собрали большее количество точек. На самом деле это и стало причиной недопуска экипажа к старту на следующий день.

© REUTERS/ Flavien Duhamel/Red Bull Content Pool

Экипаж "КАМАЗ мастер" Антона Шибалова

- А когда Вильягра снялся с гонки, вы почувствовали какое-то облегчение? Появилась уверенность в том, что победа уже никуда не уйдет?

- Нет, на самом деле нет. Стало немного спокойнее от того, что это был основной соперник, а остальные находились в трех часах отставания от нас. Но при этом не выходило из головы понимание того, что технике уже настолько досталось, что любой узел в любой момент может внезапно выйти из строя.

- Что для вас было наиболее сложно - пройти полностью "Дакар" или справиться с внезапными поломками, которые поджидали вас, можно сказать, на каждом шагу?

- А пройти полностью "Дакар" - это и есть все. Это и поломки, и навигация, и слаженность работы команды. Это единый механизм, который работает на протяжении двух недель.

- Механики команды отработали на 100% или можно сказать, что на двести?

- На 200%. Ребята просто молодцы, у них в этом году было столько бессонных ночей. И хорошо, что они справились с задачей - конечно же, большое им всем спасибо. Потому что ребята сделали максимум. Мы делали все, что могли, на трассе, а они - максимум ночью на биваке.

 

Задача на "Шелковый путь" - тестирование капотника

- Какие задачи будет ставить трехкратный победитель "Дакара" на следующей гонке - "Шелковом пути"? Вы поедете на обычном грузовике или все же выйдете на старт на капотнике?

- "Шелковый путь" для нас в большей степени является показателем результативности нашей техники и подготовки наших экипажей. Тем не менее эта гонка дает нам возможность оценить какие-то наработки и новые модификации, которые мы уже планируем применить на следующем "Дакаре". Это большая тестовая гонка, как я ее называю.

Дмитрий Свистунов, Айдар Беляев, Айрат Мардеев, Эдуард Николаев, Евгений Яковлев и Владимир Рыбаков (слева направо)

Конечно, в планах нашего экипажа - пилотирование автомобиля капотной компоновки, который мы все-таки планируем на "Дакар". Потому что мы видим, что капотники, конечно, очень прогрессируют, и есть участки трасс, на которых их просто не догнать на безкапотном автомобиле.

- Банк ВТБ выступает уже несколько лет генеральным спонсором команды "КАМАЗ-мастер". Насколько в вашем технически сложном виде спорта важна поддержка такого солидного спонсора?

- Конечно же, поддержка спонсоров очень важна, потому что мы все знаем, что автомобильный спорт очень дорогостоящий. И техника не стоит на месте, всегда нужно испытывать какие-то новые узлы и агрегаты - к примеру, мы сейчас испытывали колеса, а это очень большой объем работы. Очень много новинок, которые хотелось бы попробовать и применить. И в течение всего года нам нужны соревнования и тесты. Ведь пилоту для того, чтобы быстро ехать, надо ездить постоянно, а не только от "Дакара" до "Дакара" - как и в любом виде спорта. А это все – серьезная финансовая поддержка, поэтому большое спасибо за оказываемую поддержку!

rsport.ria.ru

В пустыне Гоби мы ночевали под колесами

Победитель «Дакара-2014» Андрей Каргинов рассказал, как он провел три дня в пустыне Гоби и что помогло ему выиграть главный ралли-рейд планеты. 

Африка, Америка, пустыня Гоби

– В этом году вы поедете не на «Дакар», а на Africa Eco Race. Как принималось это решение?– В последнее время «КАМАЗ-мастер» принимал участие в обеих гонках. Как мы видим и понимаем, трассы на них различаются. В Африке более классический для ралли-рейдов маршрут, поэтому мы поменялись местами с Антоном Шибаловым. Пять раз принимал участие в «Дакаре» на территории Южной Америки, все возможные трассы там уже видел. А в Африке был только в 2007-м в роли ночного механика, проехал весь маршрут в «техничке». Поэтому мне очень интересно проехать за рулем, испытать себя, испытать машину, ну и посмотреть, на что мы способны.

– Вы побеждали в «Дакаре-2014». Что можете посоветовать тем, кто выйдет на старт в этом году?– Начинали все вместе, у нас нет такого, чтобы кто-то больше, кто-то меньше ездил. Антон Шибалов и в Южной Америке ездил. Единственное, что добавится на «Дакаре», так это высокогорье. Высокогорные спецучастки для человеческого организма немного сложнее, чем обычные. Ребята сейчас проходят интенсивную подготовку. Я думаю, что они отлично справятся со своей задачей. 

– Есть у вас какие-то приметы?– Нет, ничего особенного нет. Просто нужно хорошо подготовиться самому и подготовить технику. Надо правильно настроиться на гонку. Это самое главное событие в году – мы живем от «Дакара» до «Дакара», как у нас говорят. Все, что мы делаем в течение года, направлено на победу в «Дакаре», поэтому нужна полная сосредоточенность. При движении на спецучастке имеет большое значение, когда ты сконцентрирован и собран.

– Случались ли на «Дакаре» какие-то интересные истории?– В Южной Америке вообще приветливый и доброжелательный народ. Когда меняем колесо, они готовы чуть ли не без домкрата «КАМАЗ» поднять (улыбается). Но помощь посторонних запрещена, за нее может быть дисквалификация. «Дакар» на «Дакар» не похож, все они неповторимые и незабываемые, но ничего экстремального там не случалось. Зато в этом году на «Шелковом пути» приключения нас нашли.

– Тяжело пришлось?– В китайских дюнах, пустыня Гоби, перевернулись на «КАМАЗе», и нас смогли поставить на колеса только тогда, когда после всех машин поехали так называемые «подметальщики» для оказания помощи пилотам. Добрались к месту старта только к утру, опять же через пустыню. Машина была сильно повреждена, но нам дали указание помочь другим участникам. В этот день был сложный песчаный спецучасток. Около семи экипажей джипов стояли в пустыне, и им требовалось помощь: и техническая, и физическая. Самое необходимое в таких ситуациях – это вода. Был очень жаркий день, и она уходила со страшной силой. Самый дальний экипаж стоял в сорока километрах от нас. Все семь машин объехали, оказали первоначальную помощь, дали воды, минимальный запас еды, чтобы люди были живы и здоровы.

Потом занялись технической помощью. Кого-то просто вытянули, машина забуксовала и не могла выехать. Кому-то подвезли запчасти со старта, помогли отремонтировать машину. Таким образом, мы провели второй день в пустыне. Ночевали около машины, прямо под колесом, грубо говоря. Ночью поднялась песчаная буря, и проснулись мы, занесенные песком. На третий день вытащили еще один джип. На исходе третьего дня смеркалось, на буксире вытащили «Хаммер». У него не крутились колеса, не вращался руль, все плохо было. Потихоньку выкарабкались с ним. Так вот, три дня провели в пустыне Гоби. За это время практически ничего не ели, в такую жару есть неохота, зато воды выпили годовой запас. Похудели на два размера после этого.

Икике, отпуск, GPS

– На трассе одновременно едут мотоциклы, джипы и грузовики. Кто кого пропускает?– С мотоциклистами особая ситуация, на «Шелковом пути» их не было, на «Дакаре» они есть. Их выпускают на трассу немного раньше, рано утром. Иногда мы ложимся спать в два-три ночи, а они уже уезжают. Когда нагоняем их, то перестраховываемся, видим, что мотоцикл едет, и мы ему сигналим специальным прибором. У него загорается лампа и срабатывает звуковой зуммер о том, что его накатил грузовик. Он обязан нас пропустить. Если видим, что ему некуда уйти, сложные камни, допустим, проходит, то едем за ним и ждем, когда он съедет с дороги, чтобы это было не травмоопасно для него. Также они часто падают, нужно успеть затормозить в случае чего.

– С организаторами не возникает недопонимания?– У нас известная команда, с нами считаются, к нам прислушиваются и уважают. Бывают случаи, когда ищут повод наказать или найти что-то у нас несоответствующее. Мы стараемся соблюдать регламент. Если ты не прав, лучше сразу это признать, все играют в одну игру. У нас бывает превышение скорости. Даже если на один километр превысил, сразу идет временной и денежный штраф.

– Как можно превысить? Там же блокировка стоит?– Машина может при съезде с горки превысить или на разгоне в динамике. Когда быстро разгоняешься, можешь перескочить этот порог. А еще бывают ограничения по скорости в населенных пунктах или особо трудных местах. Подъехал к деревне, сбросил газ до 30 км/ч, всю деревню едешь с такой скоростью. Если спецучасток по дорогам общего пользования, то скорость не больше 90 км/ч. Стараемся меньше таких ошибок допускать, но всякое бывает.

– В деревнях по бокам трассы стоят болельщики?– Аргентина, как и вся Латинская Америка, очень дружелюбная и гостеприимная. Такое впечатление, что дома едешь. Все радуются, поддерживают и кричат, свистят, всячески показывают свои эмоции. Фотографируют многие, воду со льдом чуть ли не на ходу в кабину закидывают. Никакого негатива, одни положительные эмоции. Видно, что людям это интересно. У них в это время праздники. Такое впечатление, что у них вся жизнь – выходной (улыбается). Сидят вдоль дорог на стульях, у них это позволительно, наблюдают и снимают гонку.

– А в бивуак местные не приходят?– Нет, мы находимся на закрытых территориях. Людям без аккредитации туда нет допуска. Потому что если было бы открыто, мы бы гоняли оттуда местных жителей, а не ремонтировали бы машины. Перед бивуаком стоят тысячи зрителей, неимоверное количество. Дай им волю, и все пойдут внутрь. К счастью, такого не происходит.

– Как вы пришли в гонки?– Как и все, через картинг. В восемь лет отец отвел меня в наш картинговый клуб. По сей день, если есть время, занимаюсь картингом. Мой отец до сих пор работает в клубе, хотя и на пенсии, сейчас занимается внуком, моим сыном. Как раз в этом году он стал чемпионом Татарстана по картингу в классе «микро», до девяти лет. Я же с техникой был всегда, всегда интересовали машины, чтобы как-то расти после картингового клуба, захотел попробовать себя в команде. По соседству с отделом ралли были кроссовые автомобили «Баги». С детства, когда ходил к папе на работу, видел, как живет и растет команда. Часто приходил помогать. Обучаясь в институте, проходил практику там.

– Не терялись никогда в пустыне?– Бывает иногда сложная навигация. Мы делаем так, после поворота не петляем, едем одной дорогой, чтобы по своим же следам вернуться назад, к этой сложной развязке, и выйти из нее в правильном направлении. Блудили мы по молодости, когда только сели за руль, бывало такое. На чемпионате России со мной ехал штурман, который только учился. Гонка представляла собой овал, а в одном месте превращалась в «восьмерку», там тонкий перешеек метров пятьсот был. Заблудились, начали выбираться. Вдруг увидели спортивные машины, и подумали, что вернулись на трассу, встали за ними. Оказалось, что мы срезали половину круга. Тогда нам доходчиво объяснили, что, если ты не уверен, ничего не срезай, вернись на свое место и продолжи гонку в правильном направлении.

– Как организаторы следят за правильным прохождением трассы?– Через каждые десять километров  есть контрольные точки, которые на GPS отмечаются в радиусе трех километров, а есть и радиусом девятьсот метров. У организаторов отображается, взял ты эту точку или не взял. За каждую непройденную контрольную точку налагается временной штраф размером в час. За один день их бывает от пятидесяти до ста. Ты также в GPS отслеживаешь, взялась точка или нет. Если не взялась, разворачиваешься и едешь ее брать. По приезде на бивуак все сканируется и отправляется организаторам.

– Какой самый памятный момент за пять «Дакаров»?– Победный «Дакар-2014». В тот год гонка складывалась изначально не в нашу пользу, большую ее часть отставали. На второй день финишировал с температурой 39’4. Всю ночь врачи меня проверяли, шла речь уже о сходе с дистанции. Чагин сказал: «Все зависит от твоего решения». Я ответил, что буду дальше участвовать. Увезли в больницу, всю ночь пролежал под капельницами, температуру удалось сбить. Поставили диагноз – острый бронхит.

– И вы поехали?– К утру вернулся, час-два поспал. Встал на следующий день, принял решение – буду ехать. Так сложилось, что через день я и спецучасток выиграл. Постепенно начал догонять, мы выбирались из группы отстающих. Запомнился переломный момент, финиш спецучастка в курортном чилийском городке Икике, на берегу Тихого океана. Очень сложный спецучасток с бездорожьем и тяжелыми дюнами. Финиш происходит при съезде с огромной дюны. Перед этапом в Икике мы проигрывали тридцать пять минут де Рою, на нем мы отыграли девятнадцать. После этого у всех затаилась надежда, что мы можем его обогнать. С этого дня начали прибавлять и заняли в итоге первое место.

– Психологический перелом произошел?– И психологический, и физический. Видели, что время сократилось в два раза. Естественно, это дает заряд и внутренний толчок. Ты понимаешь, что у тебя есть запас, ты можешь выиграть. Естественно, где-то приходится рисковать. Тем не менее ехали на грани, но уверенно.

Материал подготовлен при поддержке генерального спонсора команды «КАМАЗ-мастер» банка ВТБ

www.sovsport.ru

Пилот «КАМАЗ-мастер» Айрат Мардеев: Во время гонок не бреюсь: Чагин ругается

Победитель «Дакара-2015» рассказывает, почему пришлось отгонять от машины местное население, и как была раскрыта подлость Жерара де Роя.

- Маршрут «Дакара-2017» организаторы назвали самым сложным после переезда гонки в Южную Америку. Это так?- Они каждый год так говорят! Места те же самые (Аргентина, Боливия), будет много высотных этапов. Обещают много песка, причем нашли его где-то в Боливии на высоте. Если это действительно так, то будет очень сложно. В Боливии и на жестком покрытии непросто, а на песке будет еще сложнее. Добавилась новая страна, Парагвай, но там этапов не будет, только старт гонки. Просто увидим новую страну и посмотрим, как они будут принимать «Дакар». Меньше ралли – больше бездорожья. Посмотрим, как оно будет на самом деле.

- На бездорожье КАМАЗ имеет преимущество, верно?- Да, любим тяжелое бездорожье и пески, столько лет настраивали машину под это. Сами под это заточены. Этапов чемпионата России по тяжелому бездорожью, похожих на «классику», нет. Однако мы проехали много тестов по извилистым дорогам, чтобы привыкнуть к новым условиям. Нужно ехать быстро везде, и неважно будет ли это тяжелое бездорожье или вообще асфальт. При хорошей подготовке на любом покрытии будешь быстрее всех.

- Чего КАМАЗу не хватило в прошлом году до победы?- Где-то везения не хватило, где-то терпения, где-то нервов... Все по крупицам собралось, да и де Рой ехал стабильно и хорошо, не как он раньше ездил. Раньше он на каждом этапе ездил на максимуме, боролся за победу, сейчас избрал другую тактику ведения гонки. Проехал стабильно и ровно, показал результат. Можно не выиграть ни один этап, но стать чемпион по времени. В 2013-ом Эдуард Николаев так и выиграл, кстати. Результаты очень плотные, первая десятка на «Дакаре» едет очень плотно. Встал колесо менять – вылетел из десятки. Выбираться оттуда очень тяжело, особенно если будет микст вперемешку с джипами, то очень сложно вылезти с задних позиций. Много пыли, негде обгонять.

- Общий успех зависит от машины и пилота напополам?- Все 50 на 50. И в экипаже также делится по тридцать три процента на каждого. Один оставшийся процент это случай какой-то. Все в равном количестве важно. Машина может быть очень быстрой, но если ты не готов ехать на ней в том темпе, который она тебе позволяет, то смысла никакого нет. Надо готовить себя к высоте. Высота это такой важный фактор на «Дакаре», и тот, кто меньше потеряет по технике и «физухе», он оказывается на финише в «тройке» лидеров. Высота на многих плохо действует. Разговаривал с джипистами, легендарными пилотами, они имели большие проблемы с этим. И сейчас многие команды готовятся со своими врачами именно к высоте. Мы тоже этим занимаемся очень плотно с инновационным центром ОКР, который занимается нашей горной подготовкой. Три раза в году они к нам приезжают. Двухнедельные тренировки, мучают нас днями и ночами.

Слаженный экипаж, вестибюлярный аппарат, результаты смской

- Удается ли отдохнуть между этапами?- Перерывы между ними короткие. Финишируем, пока доедешь до бивуака, остается совсем мало времени на сон. Обычно четыре часа, если шесть, то это очень круто. А так 4-5 часов, мы приезжаем, работа же на этом не заканчивается. Обсуждаем прошедший день, осматриваем с механиками машину. Ложимся поздно, встаем рано. Но нужно стараться отключаться от всего хоть какое-то время находить. Физически ты можешь быть к этому готов, за столько лет организм привык. Самое сложное в голове себя подготовить. Многих людей ломает, они перегорают, и все, не может нормально ехать, ошибается очень часто.

- Как подбирался ваш экипаж?- Наш экипаж это я, штурман Айдар Раисович Беляев и механик Дима Свистунов. С Айдаром Раисовичем ездим вместе с 2011-го года. Он меня знает почти с рождения и к тому же очень близкий друг нашей семьи. Разница в возрасте, он ровесник моего отца, вообще не ощущается, поэтому общаемся абсолютно на равных. С механиком Димой Свистуновым мы тоже ездили вместе чемпионаты России. «Дакар-2015» с ним выиграли, поэтому с ним тоже нет никаких проблем. Он работал в соседнем здании, где располагается научно-технический центр, водителем-испытателем довольно долгое время. Полностью ему доверяю. Надеюсь, еще не один год проездим вместе. Пробовали его даже на штурманском кресле, и когда-нибудь он перейдет из механиков в штурманы. Штурманские задатки в нем тоже есть.

- Раз механик может стать штурманом, значит, каждый член экипажа это такой универсальный солдат?- Ты должен понимать работу каждого. Я сижу за рулем, но у нас был такой опыт, что на одних тестах пилоты садились на место штурмана и диктовали «легенду» трассы. Это очень сильно помогло, я диктовал Эдику Николаеву, он мне. Проехали чуть-чуть, километров двести в роли штурманов, и ты уже понимаешь, что это такое. Когда что-то требуешь от своего штурмана, должен понимать, что он тоже тут сидит не просто так. В каких-то ситуациях легче разобраться вдвоем.

- Теоретически, в рамках регламента, механик или штурман могут сесть на место пилота? Если у того вдруг началась горная болезнь, к примеру.- Да, внутри экипажа ты как угодно можешь ехать и можешь меняться, все это без проблем. У меня механик имеет категорию для управления грузовиком, и Айдар Раисович, штурман, ее имеет, поэтому если что-то случится, то смогут сесть за руль. В крайних случаях только меняются. Когда у ребят травма спины и механик садится за руль, видели такое в других командах.

- Удается держать связь с близкими и с внешним миром, во время гонки?- Да, спутниковый интернет всегда с нами. Ездит одна из «техничек» со специальной «тарелкой». Стараюсь не читать никаких новостей и комментариев, ничего во время гонки. Пытаюсь полностью от этого отречься. С семьей удается поговорить каждый вечер. Это тоже очень важно, мне сильно помогает. Понимаешь, что тебя ждут дома и поддерживают. Все результаты я всегда узнаю из дома. На финише спецучастка мне смской приходит таблица с результатами, уже вижу, где, как и что я проехал.

Опека Чагина, крутость Вильягры, подлость де Роя

- Есть какие-то приметы, командные или личные?- У каждого есть свои талисманы. У меня мягкие игрушки, которые ездят со мной – это подарки от сестренки. Не бреюсь до финиша гонки. После победы в «Дакаре-2015» побрился только после того как вручили приз – «золотого бедуина». В «техничке» перед пресс-конференцией быстро привел себя в порядок. За это нас Чагин сильно ругает (смеется). Но не лезет, понимает, что у каждого свои тараканы в голове. Ему важно наше психологическое состояние, чтобы мы были в максимально спокойном состоянии. Кому, как не ему, нас понимать, он столько лет сам провел за рулем. Психологическое давление старается свести к минимуму. И внешнее, и со своей стороны, как руководитель, Чагин старается нас от этого всего оберегать.

- Можете помочь сопернику на трассе? Есть между вами взаимовыручка?- Смотря что произошло. По регламенту ты должен остановиться, если есть угроза жизни пилота. Допустим, лежит джип на боку или на крыше с оторванной подвеской, и ты не видишь никого вокруг машины, ты должен понимать, что экипаж либо внутри без сознания, либо его выкинуло из машины. Время, затраченное на это, тебе возвращают. Раньше этого не было, и ввели данное правило буквально лет пять назад. Каждый сам решал – остановиться или нет. Мы никогда не проедем мимо, если стоит КАМАЗ, независимо от того, что произошло.

- Во время гонки местное население как-то помогает пилотам?- Любая помощь со стороны запрещена. Если она будет зафиксирована, то за это идет наказание. Местные относятся к нам всегда доброжелательно и хотят помочь. Был даже такой случай, что пришлось отгонять их от машины. Мы меняли колесо, они пытались как-то помочь. Над нами как раз завис вертолет организаторов, который следил за тем, оказывается ли посторонняя помощь. Пытались объяснить им, что это запрещено, но, в конце концов, сдались, их было больше. Они помогли закинуть колесо в машину. Организаторы все поняли, палкой же их отгонять не будешь, и наказание выписывать не стали. Запрет направлен больше на то, чтобы тебе не могли посторонние дать какую-то запчасть.- Есть еще забавные истории с «Дакара»?

- Это они впоследствии забавные (улыбается). А когда в них попадаешь, то совсем не смешно. Был такой случай на «Дакаре-2016». Когда мы застряли в песках, к нам подъехал помочь «капотник» из «Татры». Мы его лично не знали. Он просто увидел, что у нас зацеплена веревка и, несмотря на свои технические проблемы, вызвался помочь. Чтобы вы понимали, у него была пробита одна из трубок двигателя, и его мощность была практически на четверть потеряна. Но он проявил самоотверженность, до последнего пытался нас вытянуть, и в итоге застрял сам.

- Так и остался с вами?- Потом еле выехал, и ему было очень неудобно, что не получилось нас выдернуть, мы слишком крепко засели. Он потом уехал, на финише его поблагодарили. Не ожидали помощи от него, ждали от других, которые проехали мимо. Как оказалось, что они хорошие друзья не только по жизни, но и на трассе мимо не проедут. Таких случаев, в принципе, много. Ребята в Африке помогли девушке , которая упала, починить мотоцикл, подняли его на колеса. Куча таких случаев, когда ты плюешь на свой результат, и останавливаешься для того, чтобы помочь другим. Этой «Татре», которая нам помогала, время никто не вернул. Мы все были в порядке, жизни ничего не угрожало. Очень важно оставаться человеком в любых ситуациях.

- Наверное, это свойственно нашим ребятам.- И братьям-славянам тоже (улыбается). Иностранцы, конечно, тоже помогают, но есть и негативные случаи. На финальном этапе «Дакара-2014» де Рой проехал рядом с лежащим китайским джипом, а Андрей Каргинов остановился, чтобы помочь. При этом нужно понимать, что борьба между де Роем и Каргиновым за победу в гонке шла до последних метров дистанции. Их разделяло буквально три-четыре минуты. Экипаж Андрея Каргинова решил остановиться для оказания помощи, китайского экипажа, который находился в джипе. Их не было видно. Машина перевернулась и лежала на очень опасной траектории, там где выход из поворота на серпантине.

Китайские пилоты могли получить серьезные травмы. Экипаж Каргинова не проехал мимо, поставил их на колеса, растолкали ребята их машину. Де Рой был очень недоволен, то что нашим вернули время. Было много споров. Когда показали видео, как голландец объезжает чуть ли не прямо по колесу этого джипа… Там очень узкое место, и проехать мимо было практически нереально. После этого де Рой решил не писать протесты и понял, что поступил не совсем корректно по отношению к китайскому экипажу, и к гонке в принципе.

«Советский спорт» благодарит банк ВТБ – генерального спонсора команды «КАМАЗ-мастер» – за помощь при подготовке материала.

www.sovsport.ru

Пилот команды «КАМАЗ-Мастер» перед ралли «Дакар»: Приятнее бороться с сильными соперниками. ФАН-ТВ

6 января из столицы Перу Лимы команда «КАМАЗ-Мастер» отправится на ралли-марафон «Дакар – 2018». Путь длиной 9000 километров пролегает до аргентинской Кордобы. На этот маршрут 14-кратный победитель супермарафона выставит четыре экипажа. Гонка обещает быть особенной. «Дакар» будет 40-м по счету, а российская команда в этом году отмечает свой 30-летний юбилей. О том, чего ждут наши гонщики от нового старта сезона, ФАН-ТВ рассказал пилот команды «КАМАЗ-Мастер» Дмитрий Сотников.

– Дмитрий, чего вы ожидаете от маршрута, каким он будет?

– В этом году юбилейный выпуск, и организаторы готовят что-то особенное. Я думаю, не все сюрпризы они раскрывают и обещают самый длинный спецучасток через дюны в истории «Дакара». Поэтому будет интересна именно песчаная перуанская часть. И сложность будет в том, что со второго дня будем подниматься… Выше и выше будет высота. То есть, это будет сложнее и для двигателя, и для экипажей. Боливия – это уже, как правило, вся середина гонки, там традиционно тоже будут высотные дюны.

– В высокогорьях Боливии, наверное, очень непросто следить за работой двигателя, это, наверное, все равно, что следить за двигателем самолета?

– На самом деле, так и есть. Иногда даже не совсем бываешь готов к такому поведению двигателя, потому что к нему нужно внимательно прислушиваться, чувствовать его и как можно быстрее адаптировать. Но это, честно говоря, испытание и для людей, и для двигателей. Поэтому будем надеяться, что на нашем автомобиле, у которого как раз новый двигатель, все сложится хорошо.   

– Все уже привыкли к тому, что вы регулярно испытываете целый ряд новинок на ваших спортивных грузовиках. Чем будете удивлять в этот раз?

– Наш экипаж продолжает выступать на новом двигателе, безусловно, это наша главная новинка и наше будущее. Будем стараться довести машину без остановок, это наша главная задача именно с нашим автомобилем. Двигатель шестицилиндровый, объем 13 литров. С этого и следующего года мы будет обязаны перейти уже полностью на эти моторы.

– Но пока с ним будет только один грузовик.

– Да, к сожалению, мы смогли подготовить только один на «Дакар», и в этом году мы, скорее всего, будем представлены уже на двух или трех грузовиках с таким двигателем на «Шелковом пути».

– Как работа по установке этого двигателя, насколько это был сложный процесс, как вы вообще привыкали к этой машине?

– Работа началась напряженная с начала прошлого года, и могу сказать, что выходных было крайне мало, и вплоть до «Шелкового пути» была буквально одна тренировка, один тренировочный сбор. Поначалу не все было гладко, я переживал, что все-таки будут проблемы, и боялся, что какие-то детские болячки могут вылезти, все-таки для ралли-марафонов требуются длительные испытания. Привыкал уже, можно сказать, во время гонки «Шелковый путь». Если предыдущий двигатель лучше, если сказать на спортивном языке, подхватывать с нижних оборотов, то здесь ситуация иная, обороты нужны более высокие. Приходится меньше сбрасывать газ, и приходится где-то подумать, немного менять стиль пилотирования. Я даже сам был удивлен, на самом деле, что мы уже очень сильно продвинулись – за такой короткий период мы смогли выставить двигатель на «Дакар», потому что всё участие команды, на самом деле, было под вопросом в начале позапрошлого года, потому что не было уверенности, что мы сможем подготовить двигатель. На нашем примере можно сказать, что в России можно сделать всё. Как бы у нас всегда ни говорили, что наш автопром – он не на том уровне, как мировые производители, но мы продолжаем доказывать, что все возможно, нужно просто стремиться к своей цели.

Смотрите также: Личный успех на благо страны: знаменитые жители и гости Петербурга – об итогах 2017 года. ФАН-ТВ

– В гонке «Дакар» вы уже 14-кратные победители, страсть к победе еще не остыла?

– Конечно, не остыла. В моей личной карьере не было победы на «Дакаре», поэтому я считаю, что мотивации достаточно, и поэтому мы будем бороться за самые высокие места, которые, возможно, будут.

– А появились среди конкурентов новые имена? Как складываются ваши отношения на трассе?

– Не скажу, что есть какие-то новые имена, но я бы осторожно относился к новичкам, может быть, к тем, кто был где-то в тени. Может быть все что угодно, и может быть та темная лошадка, которая может выстрелить в этом году. Могу сказать, что отношения с каждым годом становятся все ближе и ближе, и со многими соперниками много общаемся и перед гонкой, и в течение года. Я считаю, что это помогает нам более уважительно относиться друг к другу и на трассе, и на биваке. Это только плюс.

– А самые сильные конкуренты – из каких стран для нас?

– Вообще, если брать по нациям, это голландцы. Голландцы, как правило, наиболее численный состав в грузовиках, и если пройтись по командам, то это, конечно же, «Renault», «Iveco», «Tatra», «МАЗ», «Scania».

– Есть такое, что победа – любой ценой, или вы помогаете друг другу?

– Вообще, на трассе помощь разрешена только среди участников ралли. Конечно, если мы видим какие-то ситуации с соперниками, особенно если что-то угрожает жизни, или какие-то неприятные ситуации, – конечно, каждый наш экипаж не проедет мимо. Все очень тепло так же относятся, может быть, с сочувствием к нашим российским спортсменам, которые не поедут на Олимпиаду, или которым вменили дисквалификацию… Здесь мы не вправе кого-то судить. Все стараются не вникать в какие-то проблемы, потому что это могут быть какие-то политические моменты. А все только рады видеть всех на гонке, и это будет большим разочарованием, если кто-то из нас не будет участвовать, это будет потеря для всех. Потому что в сильном составе приятнее всего участвовать, бороться с сильными соперниками.

– Кстати, в использовании допинга еще не подозревали?

– Такая, честно говоря, очень острая тема на сегодняшний день, и в автоспорте проверка допинга уже имеет место быть, на «Формуле-1», я знаю, и мотоциклистов проверяют… Нас пока не проверяют. Могу сказать, что мы категорически не используем допинг и стараемся быть готовыми. На протяжении двух недель приходится проводить по шесть часов в кабине, и, честно говоря, мне трудно представить, какой бы допинг нам мог бы помочь, потому что я считаю, что здесь нужны именно естественные физические кондиции. Мне кажется, что пока даже такого допинга нет для таких длительных нагрузок.

– Команда «КАМАЗ-мастер» отмечает свой 30-летний юбилей в 2018 году. Вообще, особая ответственность?

– Ну, она ощущается уже сейчас… Юбилейный год хочется отметить максимально высоким результатом, поэтому это дает нам дополнительную мотивацию.

– От чего зависит победа на гонке такого уровня?

– Вы знаете, сейчас конкуренция очень высока, по последним соревнованиям можно видеть, насколько плотно идет борьба в грузовиках, прямо на секунды. И на сегодняшний день я бы хотел сказать, что весь результат потихонечку собирается из мелочей.

– Из чего складываются эти мелочи?

– Отчасти из удачи, готовности экипажа, готовности машины. Один из ключевых факторов: если вы за две недели не поменяете ни одного колеса, то есть, не будете стоять на спецучастке, то вы гарантированно будете где-то на подиуме на первом, втором, третьем месте. Прокол колеса, какая-то небольшая навигационная ошибка, то есть, где-то пилот немножко эмоционален был, что-то упустил – это все по чуть-чуть собирается и может потом слиться в один результат. Будем стараться оправдать ваши надежды, поэтому всем удачи в новом году!

– Удачи и вам!

Смотрите также: Мы переволновались, но это было здорово: российские селебрити подводят личные итоги года. ФАН-ТВ

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

riafan.ru


Смотрите также