«Дакар», ты просто космос! Как Россия узнавала о победах КАМАЗа в Боливии. Камаз в космосе


«Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер»

Пилот Айрат Мардеев и его экипаж выиграли ралли «Дакар» в этом году Пилот Айрат Мардеев и его экипаж выиграли ралли «Дакар» в этом году

Вчера пилот команды «КамАЗ-Мастер» Айрат Мардеев приехал в Екатеринбург, чтобы показать знаменитый гоночный грузовик и встретиться со студентами. Корреспондент Е1.RU тоже пообщался с чемпионом «Дакара» и узнал, что «КамАЗ» почти полностью сделан из отечественных деталей, что расход топлива во время гонки составляет почти 200 литров, а нагрузка на спину — такая же, как в космосе.

— Перегрузки во время гонки — огромные, прежде всего это мощные удары по позвоночнику, постоянная вибрация, — рассказывает Айрат Мардеев. — В Формуле-1, например, нагрузки боковые, плавные при торможении, а у нас — резкие удары, которые невозможно предугадать. Мы даже специально замеряли: нагрузка составила 5g. Такая же, к примеру, у космонавтов. За две недели на своём первом «Дакаре» в 2009 году я около 10 кг потерял! Сейчас обычно около 5–7 кг.

— А защита тоже как у космонавтов?

— Главное — это каркас безопасности кабины: мы используем усиленный, который даже превышает требования. Пилоты одеты в несгораемые комбинезоны. Также есть отдельная защита шеи. Плюс у нас 6-точечные ремни безопасности. Приведу пример: в 2007 году у экипажа Владимира Чагина произошёл переворот на скорости 120 км/ч. Экипаж выжил: спас каркас.

— Очень часто приходится слышать, что в «КамАЗе» мало отечественных деталей, это правда?

— Нет. Во-первых, рама полностью делается на нашем заводе, ручное изготовление. Во-вторых, кабина, будка, все кронштейны, всё, что металлическое, — тоже всё наше, родное, плюс подвеска. Рессоры, кстати — одну из важнейших деталей — делает металлургический завод в Чусовом. Если же что-то закупаем у иностранцев, то это всё переделываем, дорабатываем и только после этого ставим на машину. Тут всё сделано нашими руками, поэтому автомобиль уже весь стал отечественным.

«Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер» «Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер» Цена такого «боевого» «КамАЗа» — 700 тысяч евро Цена такого «боевого» «КамАЗа» — 700 тысяч евро

— На чём болид ездит и сколько расход?

— Ездит он на солярке, расход по асфальту в обычных условиях — 30–40 литров на 100 километров. В боевом режиме по жёсткому грунту — в районе 120 литров, ну и когда тяжёлый песок — около 200 литров на сотню километров. У машины один бак на 1 000 литров. Этого хватает, чтобы проезжать самые длинные спецучастки.

— Какая максимальная скорость?

— Вообще, наш грузовик разгоняется до 167 км/ч. Но на «Дакаре» есть ограничение — 140, поэтому у нас электронная отсечка, которая срабатывает автоматически на 140 и не позволяет разогнаться быстрее.

«Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер» «Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер» «У КамАЗа» восьмиступенчатая коробка передач, плюс есть половинки, то есть всего 16 передач», — рассказывает Айрат «У КамАЗа» восьмиступенчатая коробка передач, плюс есть половинки, то есть всего 16 передач», — рассказывает Айрат

— «КамАЗ-Мастер» называют болидом. Если сравнить с болидом Формулы-1, в чем разница?

— Они принципиально разные. Если взять болид Формулы-1 — это концепт, он делается в единственном экземпляре. Это не серийный автомобиль, у него другой принцип постройки. Это машина с открытыми колёсами. Да, мы используем некоторые технологии, которые применяются в Ф-1, но сравнивать их очень сложно.

— Ну, грубо говоря, кто мощнее: болид Формулы-1 или ваш грузовик?

— По мощности они сопоставимы: у нашего мощность 970 лошадиных сил и крутящий момент 4 тысячи ньютонов на метр; у болида Формулы-1 — около 800 л. с., естественно, гораздо меньше вес, за счёт чего намного выше динамика.

— Вы оставляете машину на всеобщее обозрение на улице — не боитесь, что с неё что-нибудь скрутят?

— Да нет, об этом даже никогда не думаем. Хотя был один очень забавный случай в Волгограде на чемпионате России. Там нам открутили задний госномер — кто-то из болельщиков открутил. В итоге нас остановили уже в Челнах на посту.

«Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер» «Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер» С «КамАЗа» в Екатеринбурге ничего не скрутили — поклонники только осмотрели его со всех сторон и сделали кучу фото на фоне С «КамАЗа» в Екатеринбурге ничего не скрутили — поклонники только осмотрели его со всех сторон и сделали кучу фото на фоне

— Во время гонок вы ездите на огромной скорости. Страх присутствует или вы его перебарываете?

— У пилота не должно быть отсутствия страха. С тобой рядом люди, у них семьи, страх обязательно должен присутствовать. Главная задача — вернуться домой целыми и невредимыми.

— Как расслабляетесь после таких тяжёлых гонок?

— Самое ценное для нас — это сон. На «Дакаре» после финиша мы осматриваем машину, обсуждаем планы и бежим спать, чтобы набраться сил перед следующей гонкой. Также я слушаю музыку до и после гонки, чтобы настроиться.

А после «Дакара» в течение двух-трёх дней мы разбираем автомобиль — буквально по болтику, голая рама остаётся, делаем полный анализ машины, и затем неделя на сборку.

В Екатеринбурге Айрат фотографировался с поклонницами... В Екатеринбурге Айрат фотографировался с поклонницами... ...и раздавал автографы... ...и раздавал автографы... ...пока поток желающих не иссяк ...пока поток желающих не иссяк

— В Екатеринбург вы приехали на своей боевой машине?

— Нет. Это не моя машина, моя сейчас готовится к «Дакару». Это такой выставочный образец. Естественно, у нас всё в машине делается под конкретного пилота: есть настройки подвески, настройки двигателя, педалей газа, сиденье, руль. Поэтому если не в свою машину садишься, то, конечно, дискомфорт испытываешь. Привыкнуть можно к чему угодно, но своя машина есть своя.

Для нас автомобиль — женского рода. Я называю свою машину «Солнышко» и прошу её в сложных моментах потерпеть, говорю: «Давай, Солнышко, вытягивай нас!»

— Вы — лучшие в мире, где вам в России искать конкуренцию, чтобы тренироваться, расти?

— Между собой. Всего у нас 6 экипажей «КамАЗ-Мастера». На «Дакаре» участвуют четыре из них. Естественно, во время «Дакара» у нас нет жёсткой конкуренции между собой. Там главное — результат, и неважно, кто из нас четверых победит. Важно, чтобы «КамАЗ» был первым.

«Я с самого детства увлекался машинами, я всегда хотел стать гонщиком», — рассказывает Айрат «Я с самого детства увлекался машинами, я всегда хотел стать гонщиком», — рассказывает Айрат

— Зачем тогда «КамАЗу» нужен чемпионат России?

— На чемпионате России стоят другие задачи — испытание автомобиля, тренировки. Мы сами задаём друг другу темп. Нам повезло, что у нас в команде все пилоты очень сильные, это помогает нам расти.

— А в России есть другие грузовики, которые выезжают на гонку вместе с «КамАЗом» на чемпионате страны?

— Есть команда из Беларуси — «МАЗ», которая тоже участвует в «Дакаре». В России же сейчас появилась команда «ГАЗ». Они выставили свой грузовик, участвуют второй год. У них свой путь — они хотят не купить чью-то машину, а именно построить свою. Это радует.

— Раньше, когда детей спрашивали «Кем хочешь стать?», они чаще всего отвечали: «Космонавтом!» Как вы отвечали? Грузовики тогда уже были в голове?

— Я с самого детства увлекался машинами, всегда хотел стать гонщиком. У меня перед глазами всегда был отец, который всю жизнь посвятил команде. Это помогло сделать выбор в пользу грузовиков. Ну и уже в сознательном возрасте очень хотел попасть именно в профессиональную команду. Мне повезло — моё хобби совпало с моей профессией.

«Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер» «Нагрузка как в космосе»: чемпион «Дакара» рассказал, как устроен гоночный болид «КамАЗ-Мастер»

— Во время гонки в кабине вместе пилот, штурман и механик. В жизни вы дружите?

— Конечно! Между пилотами вообще с детства дружба. Мы воспитывались на одном картодроме. Внутри экипажа мы тоже дружим, общаемся, встречаемся вне работы, собираемся в кафе где-нибудь посидеть. Если не будет такого понимания, то ехать очень сложно будет. Это психологически тяжело — с неудобным для тебя человеком по 12 часов находиться в кабине.

— Что вас ждёт в грядущем сезоне на «Дакаре»?

— Гонки будут проходить в Аргентине и Боливии, в горной местности. Поэтому особое внимание мы уделяем тормозной системе. Стартует «Дакар» в начале января и будет проходить на протяжении двух недель.

В новом сезоне гонки будут проходить в Аргентине и Боливии. Чилийский участок исключили из-за угрозы наводнения В новом сезоне гонки будут проходить в Аргентине и Боливии. Чилийский участок исключили из-за угрозы наводнения

www.e1.ru

КАМАЗ показал гибрид автомобиля, дома и космического корабля. Ридус

В эти дни в Москве в «Крокус Экспо» проходит главное событие года в области коммерческого автомобильного транспорта — Международный грузовой автосалон «COMTRANS 15». Выставка чрезвычайно популярна у мировых производителей грузовых и специальных автомобилей, в связи с чем, практически все ведущие мировые бренды представили на ней свои новинки, несмотря на сложную политическую ситуацию в мире. Крупнейшие экспозиции на «COMTRANS 15» развернули российские КАМАЗ и ГАЗ, совместные «Мерседес-Бенц РУС», «Мерседес-Бенц Тракс Восток», Sollers-ISUZU, а также VOLVO, Scania, MAN, IVECO, Ford, Peugeot и др.

«Ридус» не мог оставить без внимания столь крупный и значимый автомобильный форум. Мы как обычно, представляем своим читателям собственный Топ-5 экспонатов, руководствуясь при этом, как техническими параметрами и новизной представленных образцов, так и просто собственными предпочтениями.

Сразу две первые позиции в нашем Топ-5 принадлежат КАМАЗу, представившему на «COMTRANS 15» самую крупную экспозицию. Первое место отводится

концепту новой уникальной кабины, которую планируется запустить в серийное производство в 2020 году.

Презентация кабины, которую можно сравнить с небольшим, но уютным домом, или скорее космической орбитальной станцией, произвела фурор среди посетителей выставки. Сложно сказать, как будет восприниматься ее футуристический дизайн по прошествии 5 лет, но сегодня очевидно, что он явно опережает свое время. «Это то, как мы видим будущее автомобиля. То, что нужно водителю для комфорта и удобства», - пояснил Генеральный директор ОАО «КАМАЗ» Сергей Когогин.

Генеральный директор ОАО «КАМАЗ» Сергей Когогин

2

Генеральный директор ОАО «КАМАЗ» Сергей Когогин

© «Ридус.ру»

Кабина разработана под руководством итальянского дизайнера Роберто Пьятти. В основу ее конструкции положен принцип «трансформера». Его смысл в переходе от традиционного замкнутого рабочего места к формированию мобильного просторного рабочего помещения, с высоким уровнем свободы перемещения и функциональности.

Дизайнер новой кабины КАМАЗа Роберто Пьятти

3

Дизайнер новой кабины КАМАЗа Роберто Пьятти

© «Ридус.ру»

Кабина позволяет водителю создать обстановку мобильного офиса, жилой комнаты, кухни-столовой и спортзала. Кабина оборудована домашним кинотеатром, душевой кабиной, миникухней, элементы которой скрыты в задней стенке, а также беговой дорожкой. Спальная зона спрятана в верхней части кабины и с помощью электропривода трансформируется в полноценную зону сна.

Что касается рабочего места водителя, то оно также отдает явно чем-то орбитально-космическим. Приборная панель не содержит хорошо знакомых нынешним водителям «будильников», которые полностью заменены электронными дисплеями. 

Рабочее место водителя

4

Рабочее место водителя

© «Ридус.ру»

Зеркала заднего вида заменяют 4 экрана, смонтированные внутри передних стоек кабины. Электромагнитная подвеска сидения снижает вибрацию на 90%, а с ней и утомляемость водителя в дороге.

Первый вопрос у только начавших отходить от восторженного шока участников презентации к представителям КАМАЗа звучал совершенно одинаково: какова стоимость этого футуристического чуда?.

Ответ Гендиректора КАМАЗа поистине удивил собравшихся. «Космических» цифр так и не прозвучало. «Та работа, которую мы сегодня ведем совместно с нашим акционером «Даймлер», по строительству в Набережных челнах завода каркасов кабин для нужд КАМАЗа и Даймлера, позволяет рассчитывать, что уровень цены будет соответствовать кабине Мерседес», — пояснил Сергей Когогин.

Не меньший интерес собравшихся вызвал и представленный на «COMTRANS 15» электробус КАМАЗ 2257Э. Ведущие автопроизводители мира не один год трудятся над созданием общественного транспорта, способного осуществлять перевозки пассажиров, используя исключительно энергию аккумуляторных батарей. Успешные примеры такой работы уже существуют, хотя их и не так много. Вполне возможно, что электробус от КАМАЗа станет одним из них. Эта машина, рассчитанная на перевозку 22 пассажиров, может оказаться незаменимой в качестве маршрутного такси, а также для передвижения по историческим центрам городов.

Электробус КАМАЗ 2257Э

5

Электробус КАМАЗ 2257Э

© «Ридус.ру»

«С моей точки зрения, для городского транспорта направление электробусов очень перспективное, - отметил, отвечая на вопрос корреспондента «Ридуса», Сергей Когогин. - Как только решится проблема стоимости батарей, этот транспорт пойдет вперед семимильными шагами. Видим ли мы сегодня рыночные перспективы этого автомобиля? Скорее, это наша работа на будущее, которое, конечно же за электробусами.

Например, в новом городе, под Казанью, мы ведем переговоры с местной мэрией о том, чтобы на его территории использовался только экологически чистый транспорт, а перевозки пассажиров осуществлялись только на электромобилях. Я думаю, это начинание могут подхватить и другие города. Хотя, конечно, это по карману сегодня только крупным городам с хорошим бюджетом». 

Третьего места в нашем Топ-5 удостоился седельный тягач Scania G410. В прошлом году в германии этот тяжелый грузовик, оснащенный мощным 410-сильным двигателем Евро-6, получил приз, как «Зелёный грузовик года». При этом, Scania G410 является рекордно низкий уровень потребления дизельного топлива: в среднем 23 литра на 100 км.

Автофургон-рефрижератор Isuzu

7

Автофургон-рефрижератор Isuzu

© «Ридус.ру»

Четверное место, на правах новинки, досталось автофургону-рефрижератору японской компании Isuzu, построенному на базе шасси Isuzu Forward. Фургон оснащен холодильным оборудованием, обеспечивающим температурный режим в пределах от -20 до +10 градусов по Цельсию, а также подъемным гидробортом, грузоподъемностью 1.5 т. Наличие последнего облегчает погрузку/разгрузку и является сегодня едва ли не основным условием для успешной работы в условиях грузовых терминалов, магазинов и гипермаркетов.

Пятое место в нашем Топ-5 мы присвоили целой линейке коммунальных машин производства ООО"Липецкий завод малых коммунальных машин". Довольно часто, в крупных городах на коммунальных работах доводится видеть технику иностранных производителей. Изделия Липецкого завода, с веселыми названиями «Мурашка», «Чистик», «Катюша», выполненные преимущественно на базе автомобилей УАЗ, способны составить им полноценную конкуренцию.

Вездеход «Мурашка»

8

Вездеход «Мурашка»

© «Ридус.ру»

Коммунальные машины «Чистик»

9

Коммунальные машины «Чистик»

© «Ридус.ру»

В завершении рассказа о «COMTRANS 15», «Ридус» предлагает своим читателям фотоподборку наиболее интересных экспонатов автосалона:

Автокран Челябинец

10

Автокран Челябинец

© «Ридус.ру»

«COMTRANS 15»

11

«COMTRANS 15»

© «Ридус.ру»

Микроавтобус ГАЗ

12

Микроавтобус ГАЗ

© «Ридус.ру»

«COMTRANS 15»

13

«COMTRANS 15»

© «Ридус.ру»

Двигатель КАМАЗ

14

Двигатель КАМАЗ

© «Ридус.ру»

Китайский бренд DONGFENG

15

Китайский бренд DONGFENG

© «Ридус.ру»

Тягач VOLVO FH

16

Тягач VOLVO FH

© «Ридус.ру»

www.ridus.ru

Как всё устроено: Полёт в космос

Космонавт — слишком почётная профессия, чтобы оставаться анонимом. О своей работе нам рассказал лётчик-космонавт Центра подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина, полковник ВВС Валерий Токарев.О страхе.Я не сказал бы, что там страшно. Ты профессионал и адаптируешься к работе, поэтому тебе некогда думать о страхе. Я не боялся ни на старте, ни на спуске — у нас же постоянно фиксируются и пульс, и давление. На станции вообще через какое-то время чувствуешь себя как дома. Но есть щекотливый момент, когда надо выходить в открытый космос. Прямо-таки не хочется туда выходить.

Это как первый прыжок с парашютом. Вот перед тобой открытая дверь и высота 800 метров. Пока сидишь в самолёте и под тобой вроде какая-то твердь — не страшно. А потом надо шагнуть в пустоту. Победить в себе естество человеческое, инстинкт самосохранения. Такое же чувство, только гораздо более сильное, когда ты выходишь в открытый космос.

Перед выходом ты надеваешь скафандр, в шлюзовой камере сбрасываешь давление, но находишься ещё внутри станции, которая летит со скоростью 28 тысяч километров в час по орбите, но это твой дом. И вот ты открываешь люк — открываешь вручную, — а там темнота, бездна.

Когда ты на теневой стороне, ты не видишь ничего под собой. И понимаешь, что внизу сотни километров бездны, мрака, темноты и тебе из освещённой обжитой станции надо идти туда, где ничего нет.

При этом ты в скафандре, а это не деловой костюм, в нём неудобно. Он жёсткий, и эту жёсткость надо преодолевать физически. Двигаешься только на руках, ноги висят балластом. К тому же ухудшается обзор. А тебе надо перемещаться вдоль станции. И ты понимаешь, что если отцепился, то смерть неминуема. Достаточно на два сантиметра промахнуться, тебе может одного миллиметра не хватить — и будешь вечно дрейфовать рядом со станцией, а оттолкнуться-то не от чего, и тебе уже никто не поможет.

Но даже к этому привыкаешь. Когда выплываешь на солнечную сторону, становится видно планеты, родную голубую Землю, становится спокойнее, пусть она от тебя в тысячах километров.

О том, каких берут в космонавтыКосмонавтом может стать любой гражданин России, подходящий под определённые требования. Это только первый, гагаринский, набор был из военных лётчиков, потом стали брать ещё и инженеров, и представителей других специальностей. Сейчас заявку в космонавты можно подать, имея любое высшее образование, хоть филологическое. А потом уже людей отбирают по стандарту: проверяют здоровье, проводят психологические тесты... В последнем наборе, например, только один лётчик.

Но в космос в итоге летят далеко не все, по статистике около 40−50 % из тех, кто прошёл обучение. Кандидат постоянно готовится, но не факт, что в конце концов полёт состоится.

Минимальное время подготовки — пять лет: полтора года общая космическая подготовка, потом полтора года подготовка в группе — это ещё не экипаж, ещё полтора года подготовка в экипаже, с которым предстоит лететь. Но в среднем до первого полёта проходит гораздо больше времени — у кого-то десять лет, а у кого-то и дольше. Поэтому юных и неженатых космонавтов практически не бывает. В центр подготовки люди приходят обычно уже в возрасте около 30, как правило, женатые.

Космонавт должен изучить Международную космическую станцию, корабль, динамику полёта, теорию полёта, баллистику... В наши задачи на орбите также входит вести съёмки, монтировать и отправлять на Землю сюжеты с борта станции. Поэтому космонавты осваивают и операторскую работу. И, безусловно, требования к поддержанию физической формы постоянные, как у спортсменов.

О здоровье У нас шутят: космонавтов отбирают по здоровью, а спрашивают потом как с умных. Проблема здоровья даже не в том, чтобы пережить перегрузки, это не так сложно, как принято считать, сейчас даже неподготовленные люди летают в космос как туристы.

Но туристы всё-таки летают на неделю, а профессиональный космонавт проводит на орбите много месяцев. И мы там работаем. Это туриста на взлёте к креслу пристегнул — и всё, его задача — выжить. А космонавт должен работать, невзирая на перегрузки: и связь поддерживать с Землёй, и быть готовым взять на себя управление в случае отказов, — в общем, должен контролировать всё.

Медицинский отбор в космонавты сейчас, как и раньше, очень сложный. Мы проходили его в Седьмом научном испытательном госпитале ВВС в Сокольниках и называли это место «гестапо». Потому что там тебя насквозь сканируют, что-то заставят пить, что-то уколют, что-то вырвут.

Тогда модно было удалять гланды, скажем. Они у меня и не болели совсем, но мне сказали, что надо вырезать. И когда ты проходишь отбор, противоречить врачам себе дороже.

Потом смотрят меня дальше: «А давайте вам зуб удалим?» — а он коренной, только нерв оттуда удалён! А врачи посчитали, что в космосе может разболеться, и вырвали. Это единственный зуб, который мне вырвали за всю жизнь.

Хотя у некоторых было гораздо хуже. Многие лётчики просто боялись идти в космонавты, потому что многих из них после медосмотра списывали с лётной работы. То есть ты и в космос не летишь, и на самолёте тебе летать запрещают.

О первом полётеТы к нему долго готовишься, ты профессионал, всё умеешь, но ты же никогда по-настоящему не испытывал ощущение невесомости.

Всё происходит очень быстро: предполётное волнение, потом сильная вибрация, ускорение, перегрузки и тут — раз! Ты в космосе. Двигатели выключаются — и полная тишина. И одновременно весь экипаж всплывает, то есть вы пристёгнуты ремнями, но тело уже обезвешено. Вот тогда наступает чувство эйфории. За окном — ярчайшие краски. В космосе нет полутонов, там всё насыщенное, очень контрастное.

Сразу хочется всё ощутить, покрутиться в воздухе, поддаться чувству радости, но когда ты член экипажа, в первую очередь надо работать. Очень много всего происходит одновременно: надо следить за тем, как раскрываются антенны, проверять герметичность и так далее. И только после того, как ты убедился, что всё в порядке, можно снять скафандр и по-настоящему насладиться невесомостью — покувыркаться.

Опять же, кувыркаться опасно. Помню, опытные космонавты начинали двигаться очень плавно, а мы, новички, крутились-вертелись. А потом вестибулярный аппарат сходит с ума. И ты понимаешь, что с ним надо аккуратнее, потому что могут начаться приступы тошноты.

О запахахЭто ты на Земле добежал до туалета, а даже если не добежал — ничего страшного. А там, если промахнулся, всё это будет летать внутри в атмосфере. И надо будет собирать специальным пылесосом. Но запахи пылесосом не соберёшь. А атмосфера одна, и она портится.

Запахи на станции постоянно накапливаются, так что, когда первый раз туда прибываешь, чувствуешь себя не очень комфортно. Мы же там и спортом занимаемся, а форточку не откроешь, не проветришь.

Но человек к запахам привыкает очень быстро. Так что нельзя сказать, что всё время на орбите ты чувствуешь дискомфорт. Только первое время, когда открываешь люк корабля и вплываешь на станцию. Хотя ещё несколько месяцев назад время со старта до стыковки составляло 34 часа, так что атмосфера и на самом корабле успевала наполняться разными запахами и особой разницы не чувствовалось. Это сейчас летишь всего шесть часов, так что в корабле остаётся более-менее свежий воздух.

О невесомостиПервые дни сложно спать: голова не чувствует никакой опоры, это очень непривычно. Некоторые привязывают голову к спальнику. Никакие вещи нельзя оставить незакреплёнными: улетят. Но уже через неделю ты полностью привыкаешь к невесомости и живёшь в штатном режиме, вырабатывается распорядок дня: сколько спать, когда есть.

Ногами в невесомости ты не пользуешься вообще, некоторые мышцы атрофируются, несмотря на то, что каждый день ты тренируешься на специальных тренажерах. Поэтому и возвращаться на Землю гораздо труднее, чем улетать, перегрузка переносится сложнее.

А потом первое время на Земле ты всё не можешь привыкнуть, что надо нести вес своего тела. Там же пальчиком оттолкнулся — полетел. Передавать предметы товарищу не надо, кинул предмет — он полетел. Чем грешили некоторые после того, как полгода провели в космосе? Застолье, кто-то просит передать что-нибудь, рюмку, например. Ну космонавт и кидает рюмку через стол.

О международной космической станцииСтанция, как и космический корабль, состоит из модулей. Это отсеки метра четыре в диаметре и не больше 15 метров в длину. У каждого космонавта есть свой уголок: ночью приходишь, привязываешь спальник, сам туда заплываешь. Рядом обычно плавает ноутбук, радио, чтобы можно было тебя, если что, быстро поднять.

fishki.net

«Дакар», ты просто космос! Как Россия узнавала о победах КАМАЗа в Боливии

«Дакар», ты просто космос! Как Россия узнавала о победах КАМАЗа в Боливии

Корреспондент «Советского спорта» рассказывает, как на «Дакаре» выжить (и передать репортаж в редакцию) без сотовой связи и интернета

Корреспондент «Советского спорта» рассказывает, как на «Дакаре» можно выжить без сотовой связи и интернета

Представьте, что вы где-то в боливийских Андах. Проснулись в 5 утра в бивуаке команды «КАМАЗ-мастер», чтобы выехать примерно через час-полтора. В пути вы будете находиться примерно 16 часов. За это время вам предстоит преодолеть почти 1000 километров по извилистым горным дорогам Боливии на высоте от 3300 до 4200 метров.

Ближе к полуночи вы наконец добираетесь до очередного автомобильного лагеря ралли «Дакар». Изначально он должен был располагаться в городке Туписа. Однако организаторы в очередной раз поменяли план. Лагерь перенесли на какой-то песчаный пустырь в 20 километрах от города. Теперь ты можешь описать свое местоположение как «где-то в горах Боливии».

Вокруг одни горы. Под ногами песок. Через 10 минут он будет везде. Каждый раз, как садится или взлетает вертолет, разражается настоящая песчаная буря. Глаз цепляется за горные вершины, огромную луну и кактусы, в беспорядке разбросанный по равнине. Высота более 3000 метров.

Интернета нет. Ближайший город – вне зоны доступа. Смотришь на мобильный телефон – нет сигнала. Как сообщить в Москву о том, что очередной этап ралли-рейда завершился победой пилота команды «КАМАЗ-мастер»? Как скинуть файл с уже написанным интервью гонщика? Как просто позвонить домой родным, сказать, что с тобой все в порядке?

Ответ прост – спутниковая связь. Раньше мне со спутниковыми телефонами сталкиваться не приходилось. Они были диковинкой из голливудских боевиков. Со спутниковым интернетом я был знаком ближе, даже пользовался им дома, когда в городе не было ничего быстрее dial-up со скоростью 56,6 кбит/с. Но друзьями мы с ним так и не стали.

За пару недель до «Дакара» я и представить не мог, что спутниковая связь станет не просто моей повседневностью, а зачастую – единственным путем связаться с внешним миром.

Выручила российская компания СТЭККОМ , предоставляющая услуги спутниковой связи, как частным клиентам, так и крупнейшим компаниям. Мне в дорогу достался спутниковый телефон со связью Iridium.

С той минуты я был обеспечен связью в любом уголке планеты, 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Единственное условие – антенна спутникового телефона должна «видеть» небо. У телефона должен быть прямой контакт со спутником.

Где-то там, на высоте порядка 780 километров, на низкой околоземной орбите, на скорости 27 088 километров в час кружат 66 спутников связи. Каждый из них обеспечивает связью участок Земли диаметром в 4700 километров. Благодаря этим космическим технологиям я смог звонить в редакцию, чтобы сообщать результаты очередного этапа и передавать слова российских гонщиков для новостей. Я смог звонить близким, когда в новостях показывали смытые вышедшей из берегов боливийской речки, чтобы сказать, что со мной все в порядке – мы поехали в объезд.

Более того, я смог передавать тексты в редакцию. Да-да – спутниковый телефон можно использовать в качестве модема для передачи данных. Видео размером под 100 Мбайт отправить по почте, конечно, не удавалось. Скорость была слишком мала – даже медленнее, чем при dial-up. Но для передачи 120 Кбайт текста ее вполне хватало.

Без спутниковой связи на «Дакаре» невозможно. Позже я узнал, что КАМАЗ пользуется той же связью, что и я, чтобы все автомобили постоянно были в контакте друг с другом. В одном из КАМАЗов даже была установлена огромная спутниковая тарелка, которая обеспечила беспроводным спутниковым интернетом всю команду.

В общем, приятно, когда на тебя начинают работать космические технологии. Пусть это и было необходимостью.

www.sovsport.ru

«Дакар», ты просто космос! Как Россия узнавала о победах КАМАЗа в Боливии

«Дакар», ты просто космос! Как Россия узнавала о победах КАМАЗа в Боливии

Корреспондент «Nova Sport» рассказывает, как на «Дакаре» можно выжить без сотовой связи и интернета

Представьте, что вы где-то в боливийских Андах. Проснулись в 5 утра в бивуаке команды «КАМАЗ-мастер», чтобы выехать примерно через час-полтора. В пути вы будете находиться примерно 16 часов. За это время вам предстоит преодолеть почти 1000 километров по извилистым горным дорогам Боливии на высоте от 3300 до 4200 метров.

Ближе к полуночи вы наконец добираетесь до очередного автомобильного лагеря ралли «Дакар». Изначально он должен был располагаться в городке Туписа. Однако организаторы в очередной раз поменяли план. Лагерь перенесли на какой-то песчаный пустырь в 20 километрах от города. Теперь ты можешь описать свое местоположение как «где-то в горах Боливии».

Вокруг одни горы. Под ногами песок. Через 10 минут он будет везде. Каждый раз, как садится или взлетает вертолет, разражается настоящая песчаная буря. Глаз цепляется за горные вершины, огромную луну и кактусы, в беспорядке разбросанный по равнине. Высота более 3000 метров.

Интернета нет. Ближайший город – вне зоны доступа. Смотришь на мобильный телефон – нет сигнала. Как сообщить в Москву о том, что очередной этап ралли-рейда завершился победой пилота команды «КАМАЗ-мастер»? Как скинуть файл с уже написанным интервью гонщика? Как просто позвонить домой родным, сказать, что с тобой все в порядке?

Ответ прост – спутниковая связь. Раньше мне со спутниковыми телефонами сталкиваться не приходилось. Они были диковинкой из голливудских боевиков. Со спутниковым интернетом я был знаком ближе, даже пользовался им дома, когда в городе не было ничего быстрее dial-up со скоростью 56,6 кбит/с. Но друзьями мы с ним так и не стали.

За пару недель до «Дакара» я и представить не мог, что спутниковая связь станет не просто моей повседневностью, а зачастую – единственным путем связаться с внешним миром.

Выручила российская компания СТЭККОМ , предоставляющая услуги спутниковой связи, как частным клиентам, так и крупнейшим компаниям. Мне в дорогу достался спутниковый телефон со связью Iridium.

С той минуты я был обеспечен связью в любом уголке планеты, 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Единственное условие – антенна спутникового телефона должна «видеть» небо. У телефона должен быть прямой контакт со спутником.

Эдуард Николаев: Вернулся с «Дакара» домой – меня мать не узнала

Где-то там, на высоте порядка 780 километров, на низкой околоземной орбите, на скорости 27 088 километров в час кружат 66 спутников связи. Каждый из них обеспечивает связью участок Земли диаметром в 4700 километров. Благодаря этим космическим технологиям я смог звонить в редакцию, чтобы сообщать результаты очередного этапа и передавать слова российских гонщиков для новостей. Я смог звонить близким, когда в новостях показывали смытые вышедшей из берегов боливийской речки, чтобы сказать, что со мной все в порядке – мы поехали в объезд.

Более того, я смог передавать тексты в редакцию. Да-да – спутниковый телефон можно использовать в качестве модема для передачи данных. Видео размером под 100 Мбайт отправить по почте, конечно, не удавалось. Скорость была слишком мала – даже медленнее, чем при dial-up. Но для передачи 120 Кбайт текста ее вполне хватало.

«Сон у нас на втором месте». Пилоты КАМАЗа побывали в гостях у «Советского Спорта»

Без спутниковой связи на «Дакаре» невозможно. Позже я узнал, что КАМАЗ пользуется той же связью, что и я, чтобы все автомобили постоянно были в контакте друг с другом. В одном из КАМАЗов даже была установлена огромная спутниковая тарелка, которая обеспечила беспроводным спутниковым интернетом всю команду.

В общем, приятно, когда на тебя начинают работать космические технологии. Пусть это и было необходимостью.

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Pinterest

nova-sport.ru

«Дакар», ты просто космос! Как Россия узнавала о победах КАМАЗа в Боливии

«Дакар», ты просто космос! Как Россия узнавала о победах КАМАЗа в Боливии

Корреспондент «Nova Sport» рассказывает, как на «Дакаре» можно выжить без сотовой связи и интернета

Представьте, что вы где-то в боливийских Андах. Проснулись в 5 утра в бивуаке команды «КАМАЗ-мастер», чтобы выехать примерно через час-полтора. В пути вы будете находиться примерно 16 часов. За это время вам предстоит преодолеть почти 1000 километров по извилистым горным дорогам Боливии на высоте от 3300 до 4200 метров.

Ближе к полуночи вы наконец добираетесь до очередного автомобильного лагеря ралли «Дакар». Изначально он должен был располагаться в городке Туписа. Однако организаторы в очередной раз поменяли план. Лагерь перенесли на какой-то песчаный пустырь в 20 километрах от города. Теперь ты можешь описать свое местоположение как «где-то в горах Боливии».

Вокруг одни горы. Под ногами песок. Через 10 минут он будет везде. Каждый раз, как садится или взлетает вертолет, разражается настоящая песчаная буря. Глаз цепляется за горные вершины, огромную луну и кактусы, в беспорядке разбросанный по равнине. Высота более 3000 метров.

Интернета нет. Ближайший город – вне зоны доступа. Смотришь на мобильный телефон – нет сигнала. Как сообщить в Москву о том, что очередной этап ралли-рейда завершился победой пилота команды «КАМАЗ-мастер»? Как скинуть файл с уже написанным интервью гонщика? Как просто позвонить домой родным, сказать, что с тобой все в порядке?

Ответ прост – спутниковая связь. Раньше мне со спутниковыми телефонами сталкиваться не приходилось. Они были диковинкой из голливудских боевиков. Со спутниковым интернетом я был знаком ближе, даже пользовался им дома, когда в городе не было ничего быстрее dial-up со скоростью 56,6 кбит/с. Но друзьями мы с ним так и не стали.

За пару недель до «Дакара» я и представить не мог, что спутниковая связь станет не просто моей повседневностью, а зачастую – единственным путем связаться с внешним миром.

Выручила российская компания СТЭККОМ , предоставляющая услуги спутниковой связи, как частным клиентам, так и крупнейшим компаниям. Мне в дорогу достался спутниковый телефон со связью Iridium.

С той минуты я был обеспечен связью в любом уголке планеты, 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Единственное условие – антенна спутникового телефона должна «видеть» небо. У телефона должен быть прямой контакт со спутником.

Где-то там, на высоте порядка 780 километров, на низкой околоземной орбите, на скорости 27 088 километров в час кружат 66 спутников связи. Каждый из них обеспечивает связью участок Земли диаметром в 4700 километров. Благодаря этим космическим технологиям я смог звонить в редакцию, чтобы сообщать результаты очередного этапа и передавать слова российских гонщиков для новостей. Я смог звонить близким, когда в новостях показывали смытые вышедшей из берегов боливийской речки, чтобы сказать, что со мной все в порядке – мы поехали в объезд.

Более того, я смог передавать тексты в редакцию. Да-да – спутниковый телефон можно использовать в качестве модема для передачи данных. Видео размером под 100 Мбайт отправить по почте, конечно, не удавалось. Скорость была слишком мала – даже медленнее, чем при dial-up. Но для передачи 120 Кбайт текста ее вполне хватало.

Без спутниковой связи на «Дакаре» невозможно. Позже я узнал, что КАМАЗ пользуется той же связью, что и я, чтобы все автомобили постоянно были в контакте друг с другом. В одном из КАМАЗов даже была установлена огромная спутниковая тарелка, которая обеспечила беспроводным спутниковым интернетом всю команду.

В общем, приятно, когда на тебя начинают работать космические технологии. Пусть это и было необходимостью.

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Pinterest

nova-sport.ru


Смотрите также